Category: философия

Category was added automatically. Read all entries about "философия".

pf

(no subject)

А дзен-буддизм?!
А японцы, простите? Дзен так называемый буддизм?! Они тоже... того... "англичанами инспирированы"? В учебниках вообще-то пишут, что дзен-буддизм в Японии с 12 века.
Поистине, Дмитрий Евгеньевич, Ваши англичане - это какие-то сверхчеловеки!

— Помню читал нам в МГУ препод курс по японской философии. Хороший человек. Только глаза у него не было.


Collapse )

pf

(no subject)

Утёнка спросили на стриме: как вы считаете, почему я — это я? Именно этот человек, а не какой-то другой? Утёнок не нашёлся, что ответить — "Ну, тут вопрос философский..."

Это говорит о том, что Утёнок херовый философ. Истинный философ обязательно будет задаваться данным вопросом. Потому что вопрос действительно фундаментальный. Почему я здесь? Почему я обнаружил себя именно здесь, а не где-то ещё, когда проснулся сегодня утром? В общем,

Почему Я существую именно в этом теле? (*)

Я не назову себя философом ("Он никогда не уверял, что он бог, но никогда и не говорил, что он не бог"), но даже я им когда-то задавался. Конечно, я не нашёл ответа.

Но ведь тут может быть и так, что это на самом деле псевдопроблема, связанная с неправильным употреблением слов. Что мы понимаем под Я, что мы называем собой? Во-первых, ясно, что точно не тело. Несмотря на то, что Я — функция его определённой части, мы не рассматриваем тело как неотъемлемую часть Я или его источник, для нас наше тело — это такая одежда. Однако и наш Оченно Богатый Внутренний Мир, если подумать, тоже не является для нас нашим Я. Из чего он состоит? Из памяти, привычек, особенностей характера и темперамента, мыслей, страхов, переживаний и желаний. Но всё это такое же внешнее по отношению к Я, как и тело. Память — совокупность событий, которые произошли с нами, придя извне, помимо нашей воли — это то, что с нами было, но не то, что мы есть. Чувства и хотения — переменчивые состояния, провоцируемые внешним миром, то есть тоже приходят к нам извне. Никто ведь всерьёз не подумает про себя: "Я — это моё неизбывное желание выпить водочки", а те, кто всё-таки так думают, обычно содержатся в специальных учреждениях. Может, мысли? Но мысль — такая же часть Я, как сапог — часть сапожника, а пирог — пирожника. Всякие свойства личности, её особенности — опять-таки внешнее, и это легко увидеть: каждый хотел бы уметь изменять свойства своей личности по желанию. Убирать то, что кажется недостатками, добавлять то, что кажется полезным, усиливать одно, уменьшать другое, модифицировать третье. Сам факт, что мы относимся к нашим внутренним свойствам как к набору вещей, от которых непросто избавиться и которые непросто приобрести, но которые хочется свободно приобретать и от которых хочется свободно избавляться, говорит о том, что мы не рассматриваем свойства нашей личности как подлинные части себя. Моя личность — тоже нечто внешнее по отношению ко мне, и я недоволен ею так же, как и другими проявлениями внешнего мира.

Остаётся только одно: Я — это самосознание, живущее в данном теле. То, что воспринимает, вот это ощущение бытия, "квалиа существования", формируемое работой вот этого конкретного мозга. Вот что мы называем собой. Потому что больше нечего так назвать. Не какие-то мысли и чувства, не память, не характер, тем более, не телесная оболочка — а связанное с ней сознание. Можно отлить в гранит:

Я есть сознание, присущее данному телу. (**)

А теперь подставим (**) в (*) и получим:

Почему сознание, присущее данному телу, существует именно в этом теле? (***)

Получилась какая-то тавтология. Тщательное уточнение терминов показывает, что заглавный вопрос ошибочен, потому что неправильно сформулирован.

И всё равно этот ответ какой-то не такой. Он не даёт удовлетворения, не выглядит настоящим. Псевдопроблема это или нет — но почему же всё-таки я — это я? Почему я вообще есть, ведь мог бы и не быть? Это всё тот же вопрос Хайдеггера: почему сущее существует? До сих пор никто не сумел на него ответить.

pf

(no subject)

Забавно наблюдать, как сейчас Крылов в вопрошальнике щемит аналитическую философию в пользу континентальной, при том, что его собственные философствования — это аналитическая философия в чистом виде.

UPD. Сформулировал: философствование Крылова — это применение методов и приёмов аналитической философии к предмету философии "классической" ("континентальной"). Обычная аналитическая философия отрицает сам этот предмет, считая рассуждения о нём ошибкой, но если не отрицать, то получится Крылов.

pf

И о философах

...Смысла в его рассуждениях не больше, чем у какого-нибудь Мамардашвили. Если сомневаетесь, попробуйте почитать "Символ и сознание" какое-нибудь.

Я вот сейчас открыл, освежить впечатления. Ну да, оно самое, батрахульчатое, гунявое бубуканье:

"В этом смысле весьма интересно обратиться к рефлексии в самом элементарном смысле этого слова. Ведь собственно процедурно рефлексия очень просто описана. Что такое рефлексия? Это повышение ранга "словомышления" (или "мыслеговорения")."

"Рассуждая таким образом, мы подходим (или подводим себя) к первому постулату символологии: в своей натурной вещности никакой символ не может прямо соотноситься с одной данной конкретной содержательностью (или структурой) сознания."

"Интерпретированный нами философский материал говорит о том, что любая попытка предметного истолкования изначальных образов философского умозрения древности ведет к ошибкам историко-философского рассмотрения."



Мне почему-то сразу вспомнился юзер gest. Когда я впервые ознакомился с его писаниями, я мгновенно понял, на что была похожа гессевская "игра в бисер". Вот оно самое. Разница с "настоящими философами" (типа Корнева, лол) только в том, что gest честнее, он не пытается делать вид, что его рассуждизмы имеют хоть какую-то связь с реальностью. "Корневы" не только делают такой вид, часто они сами в это верят.

pf

(no subject)

Хи́лари Па́тнэм (англ. Hilary Whitehall Putnam; 31 июля 1926 — 13 марта 2016) — американский логик и философ. Профессор Гарвардского университета. Один из наиболее часто цитируемых и влиятельных современных американских философов.

В ранний период жизни Патнем разделял коммунистические взгляды своих родителей (его отец был колумнистом газеты Daily Worker). Был членом леворадикальной Прогрессивной трудовой партии (PLP), проживал в коммуне и выступал против войны во Вьетнаме. Придерживался атеистических и антиклерикальных взглядов.

В поздний период жизни отказался от левой идеологии и принял иудаизм. Вместе с женой вернулся к религиозной традиции, в том числе, в воспитании детей. В возрасте 68 лет прошел обряд бар-мицвы. Выучил иврит и написал несколько книг по философии иудаизма, в которых, в частности, утверждал, что поиск доказательств противоречит сути религиозного мировоззрения.



Хехехе. Кровушка всегда берёт своё.

pf

Сладкий хлеб познания

(вот к этому)

Думаю, надо бы расписать подробнее, а то непонятно.

Начнём с того, что Союз был сверхдержавой с большинством полагающихся сверхдержаве причиндалов, в частности, с настоящей наукой топового уровня, как "естественной", так и "гуманитарной" (история, филология). О "недостатках гуманитарного знания" в СССР кудахтают лишь невежественные идиоты. Вот какой-нибудь технарь или, хуже того, погромизд заинтересуется "гуманитаркой" — и куда он пойдёт? Он ведь и близко не в теме, он даже не знает, что читать, с чего начинать. То есть пойдёт он наверняка к признанным в интернетах гурам, вроде утёнка. А гуры эти все ебануты наглухо. Уж они ему расскажут, объяснят... Ну а дальше неофит воспроизводит услышанное: "В Эсэсэсэре не было гуманитарной культуры, кококо".

Но это если понимать "гуманитарку", так сказать, академически, как часть науки. На деле же полусумасшедшие ГСМ'ы и окормляемая ими паства понимают под гуманитаркой философию — то есть пиздёж, к науке отношения не имеющий от слова совсем ("и чтобы за это ещё деньги платили"). И в данном плане они насчёт отсутствия в Союзе гуманитарки правы.

С философией в СССР было действительно туго, это да. И ситуация сохраняется до сих пор. И если у советского мыслящего тростника было какое-то оправдание, то у тростника эрефийского его нет совсем. Ибо ничто не мешает тому же Крылову хоть чуть-чуть заниматься настоящей философией, как её сегодня понимают на Западе, — но ему неинтересно, и никому из них не интересно. Они все носятся с какой-то хуетой. Соловьёв, Розанов, Кожев, шишка встанет, возбудимся...

Да, граждане судьи и вы, плоскомордые разъебаи, чинно сидящие в зале, это днище. Не, не так — ДНИЩЕ. Уясните себе раз и навсегда: сегодня на Заокраинном Западе "философия" — это всегда и только аналитическая философия, и ничто иное. Этот ваш Кожин с его "оригинальным истолкованием шарлатана Гегеля" на фоне аналитической традиции выглядит... ну как парусный фрегат в эпоху атомных авианосцев. А ПГМная шизофазия "русская религиозная философия" — вообще сраная галера.

Последним признанным на Западе философским достижением русских был космизм Фёдорова-Циолковского. На Западе фапающих на космос не меньше, чем у нас, и космизм будоражит их воображение. Как кто-то когда-то выразился в камментах у Куздры: "Космическая экспансия оживших мертвецов — что может быть круче? Только то же самое, но с котиками." Но даже русский космизм на фоне аналитической философии — это "линкор „Айова“". Пусть с современными радарами и "томагавками", и вообще такой красивый, только место ему в музее.

Поэтому наших доморощенных философов как философов никто на Западе просто не воспримет (даже если отключить всю тамошнюю русофобию). Вот приедет к ним Галковский, отрекомендуется "философом". У него сразу поинтересуются, а каковы его философские работы? То есть что он написал по философии сознания, по проблеме ИИ? Ах, он ничего не написал. А что он вообще написал? А-а-а... Ну тогда какой же он "философ"? Философы — это Деннет, Чалмерс, даже мудила Сёрль, даже попсовый Бостром, даже карнавальный Курцвейл с присущим ему Юдковским — и те в какой-то мере философы. А Галковский — это "политолог", "социолог", в общем, третьесортный СГМ. Аналогично классифицируют и Крылова. Что-то, "Платон и Плотин", говорите? Ну так вы филолог, а не философ. Филолог, социолог, политолог. А, ну да, ещё и писатель-фантаст, как нам тут докладывают. Но какое вы отношение имеете к философии? Где ваш вклад в текущую дискуссию?

Современная неаналитическая философия — это буквально как "современный океанский флот" без авианосных групп. Оксюморон. Вы говорите, что у вашей страны мощный дееспособный флот? А сколько у вас авиков? Ах, нисколько? Ну всё, вопрос закрыт. Да-да-да, конечно, у вас ух какие подлодки и морская ракетоносная авиация. Улыбаемся и машем.

И что характерно, наших доморощенных философов никто не заставляет игнорить достижения западной философской мысли последнего века. Сами себя обслужили. Их претензии на "цеевропейскость" мне даже не смешны — я от них в фалломорфозе.

Знаю, что дочитавшие до этого места меня поняли неправильно, и потому попрошу заметить: о своём личном отношении к теме я пока что ничего и не говорил. И чтобы меня всё-таки не продолжали понимать неправильно, я его кратко опишу:

1. К самому явлению аналитической философии я лично отношусь положительно: кажется, это был первый случай в истории, когда философия действительно собралась мыслить честно и по возможности решать какие-то важные вопросы. Ничего решить она, само собой, не осилила, но благое дело сделала: привлекла к этим вопросам внимание науки. Сейчас логика и вообще "проблемы неправильного употребления слов" — раздел математики.

2. К современной аналитической философии и её видным деятелям я лично отношусь с нескрываемым презрением: убожество их мысли и грубые ошибки, а также невежество в физике, химии и биологии слишком очевидны. Я считаю, что насущные вопросы философии сознания сможет решить только наука — когда (если) до них наконец доберётся. И когда это случится, философия будет изгнана и из этой области. Ждём-с. А пока — пусть себе пиздят, никому хуже от этого не делается.

3. К нашим доморощенным философам я лично отношусь с ещё большим презрением, примерно как к отечественным военным теоретикам-землеёбам, физиологически не понимающим смысла морской мощи.

4. К философии как таковой, в том числе и к аналитической, я лично отношусь весьма скептически. С моей точки зрения, философствование — это "холостой ход ума", это, если угодно, умственный "выхлоп" или "дефекация", то есть выброс отходов полезной интеллектуальной деятельности. Коль скоро в обществе совершается какая-то полезная (например, научная) интеллектуальная работа, то должны же быть и отходы. Философия — и есть форма (одна из) таких отходов, "сладкий хлеб познания", а публичное философствование — это де-факто публичное испражнение.

Но испражняться следует в специально отведённых местах. Поэтому я считаю, что философия как общественное явление, вообще говоря, не нужна — в отличие от того же океанского флота, который реально даёт геополитическое могущество. Хотя Крылов бы сказал, что "Англия владеет морями, потому что владеет умами". Но я говорю, что "Англия владеет морями, потому что владеет морями, а на умы всем всегда было насрать".

pf

(no subject)

С Даодэцзином ещё запутанней. Ясно, что кто-то написал текст первым. Я считаю, что во многом автор выразил существовавшие ещё до него мысли о мироздании. Поэтому книга стала столь популярной. Однако, отношение к автору оказалось таким, что найти его просто невозможно. По ряду признаков Даодэцзин написан после рождения Конфуция, а Лаоцзы, якобы, родился раньше. Это нужно для атмосферы уважения к учению. Но и Конфуций родился и жил раньше окончательного оформления конфуцианства. Лаоцзы это, якобы, чиновник, посвятивший свой труд идее усиления государственности, чтобы царство Чу разбогатело и стало гегемоном. Откроем книгу и увидим, что его куда больше интересовали вопросы мироздания и смягчения гнета народа.

Да ведь это же Козьма Прутков! Вот и объяснение популярности анонимного автора. Действительно, что может быть популярнее в народе, чем злободневное высмеивание властей? А потом суть троллинга забылась, и довольно быстро забылась, надо думать — примерно как мы сейчас не понимаем, в чём соль текстов Козьмы, хотя прошло всего ничего, полтораста лет. "Канон Мякотки и Писечки" стал восприниматься серьёзно, и из того, что когда-то он был крайне популярен, сделали вывод, что в нём и правда сокрыта какая-то великая мудрость.

pf

(no subject)

"Excudent alii spirantia mollius aera" правильно переводится как "Философию пусть учат покорённые народы". Фактически девиз Грейджоев: "Мы не сеем [разумное, доброе, вечное]".

этому)

pf

(no subject)

Аналитическая философия - скучно?

Это вообще марсианство. Мы европейцы и просто не понимаем, зачем это и про что это.

Возьмите, например, Айера "Язык, истина и логика" - это стандартное введение в аналитическую философию. Из неё вы узнаете, что, помимо английских авторов и некоторых венцев, вся остальная философия - это "метафизика" (т.е. говно). А задачи философии - совсем не те, которые она ставила последние три тысячи лет. И дальше понеслось.

Из этого не следует, что аналитическая философия - не философия. Просто она рассчитана на неконтинентальные мозги. И компенсирует не наши ошибки, а ошибки того страшного паучьего мышления, которым обладают англосаксы.



Мне явление аналитической философии напоминает примерно такую картину. Сидят люди в аудитории. Входит лектор. Заходит на кафедру, поправляет очки и тихим голосом говорит:

— Господа, а знаете ли вы, что 2*2=4?

По аудитории пробегает аханье. Люди в охуе.

— А кит, господа, — продолжает лектор, — с зоологической точки зрения вовсе не рыба, а млекопитающее.

Аудитория гудит. Половина восклицает: "Что за бред!" и т. п. Кто-то бормочет о чём-то своём себе под нос. Кто-то молча встаёт и уходит. На задних рядах режутся в карты.

— И вот ещё что я хотел заметить, — продолжает лектор, — если слишком долго водить по пальцу острым ножом, то из него наверняка рано или поздно выступит кровь!

Половина аудитории достаёт ножи и принимается резать себе пальцы. Кто-то, матерясь, рубит их топором. Остальные смотрят на лектора как чукча на шамана.

"Аналитическая философия и европейцы", да.