foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Category:

Да, о птичках. Не стоит думать, что Виттен совсем некомпетентен. Что-то он всё-таки умеет и знает (хотя дифирамбы в педивикийской статье должны настораживать). Но в реале он не настоящий учёный, а чиновник от науки, а это другое.

Настоящий учёный — он настоящий учёный потому, что он так дрочит. Его мозги чисто генетически устроены таким образом, что удовольствие ему приносит размышление над соответствующими задачами. У кого-то удовольствие связано с рисованием, у кого-то — с игрой на музыкальных инструментах, а есть люди, которым нравится вертеть в голове математические конструкции, это вызывает у них выброс эндорфинов. Они с детства предаются этому пороку и в итоге достигают в нём виртуозности, что при удачном стечении обстоятельств помогает им сделать академическую карьеру. Практических результатов от их занятий может и не быть, но они всё равно продолжат заниматься наукой — им по кайфу сам процесс.

Но к чиновникам, к "фронтменам" и сливным бачкам требования другие. От них не нужно, чтобы они получали удовольствие от науки как таковой, это может даже мешать. Разумеется, они должны в какой-то степени разбираться в теме, на которую поставлены (хотя и это не обязательно: игравший "Стивена" "Хокинга" актёр (или актёры) был от этого избавлен, ему надо было только слюну на камеру пускать да сидеть неподвижно), но необходимому минимуму их обучат. Самим что-то из себя представлять в науке от них не требуется — административный ресурс и пиар всё сделают. Виттена в статье не зря называют "преемником Эйнштейна". Про Эйнштейна в той же своей книжке Смолин проговаривается, притом сам не понимает, что говорит:

Моя первая работа после получения степени доктора философии была в 1979 в Институте перспективных исследований в Принстоне. Одной из главных причин для меня принять ее была надежда соприкоснуться с некоторым живым наследием Эйнштейна, который умер двадцатью четырьмя годами ранее. В этом я разочаровался. Здесь не было следов его времени, за исключением его бюста в библиотеке. Ни один студент или последователь Эйнштейна не мог быть найден. Только несколько людей, которые знали его, вроде физика-теоретика Фримена Дайсона, все еще были здесь.

В первую мою неделю там Дайсон, в высшей степени джентльмен, подошел и пригласил меня на ланч. После расспросов о моей работе он поинтересовался, есть ли что нибудь, что он мог бы сделать, чтобы я почувствовал себя в Принстоне как дома. Я имел всего один вопрос. Я спросил: «Не могли бы Вы мне сказать, как на самом деле выглядел Эйнштейн?» Дайсон ответил: «Мне очень жаль, но это единственная вещь, в которой я не могу вам помочь.» Удивившись, я стал настаивать: «Но Вы появились тут в 1947, и вы были коллегами с ним до его смерти в 1955.»

Дайсон объяснил, что он тоже пришел в институт в надежде узнать Эйнштейна. Так он подошел к секретарю Эйнштейна, Элен Дукас, чтобы договориться о встрече. За день до встречи он начал волноваться, что не имеет чего-то особенного для обсуждения с великим человеком, так что он получил у госпожи Дукас копии недавних научных статей Эйнштейна. Они все были об усилиях Эйнштейна сконструировать единую теорию поля. Прочитав их тем же вечером, Дайсон решил, что это негодный хлам.

На следующее утро он осознал, что, хотя он не мог бы предстать перед Эйнштейном и сказать, что его работа была хламом, он не мог бы и не сказать ему ничего.

Так что он не пришел на встречу и, как он сказал мне, исчерпал в результате все восемь лет, пока смерть Эйнштейна не отменила все.

Я смог только сказать очевидное: «Вы не думаете, что Эйнштейн мог бы защититься и объяснить вам свою мотивацию?»

"Определенно," – ответил Дайсон, – «Но я стал намного старше, прежде чем эта мысль посетила меня.»


Надо понимать, после того, как мавр сделал своё дело, его отпустили на вольные хлеба. И он, в меру своих сил, знаний и способностей, стал заниматься тем, что ему казалось важным, нужным и полезным. Оценку его способностям и деятельности дал Дайсон: "негодный хлам". Хотя Дайсон решил, что "чего-то не понял" (да нет, ты всё понял правильно). Нельзя сказать, что Эйнштейн был бездарностью — это слишком эмоционально окрашенное и одновременно слишком неопределённое слово. Правильнее сказать, что его уровень, несмотря на всё то, чему его научили, не дотягивал до требований к физику-теоретику начала-середины XX века. Но он и не должен был, собственно, у него была иная роль.


UPD. Только написал — и опа:

Renowned Mathematician And Physicist Freeman Dyson Has Died At Age 96
2 hours ago


Оперативно они.

Tags: наука
Subscribe

  • „The naming of ships is a difficult matter“

    Ввиду того, что новый авик американцы решили назвать "Дорис Миллер", в честь героического негра, стрелявшего по япошкам в Пёрл-Харборе, я предлагаю…

  • (no subject)

    Руководство США знало о предстоящем рейде, но сознательно подставило под удар уста­рев­шие линкоры, дабы получить casus belli Тезис про линкоры…

  • (no subject)

    У анал-мануала любопытное: Если по числу крупных боевых кораблей (линкоров, крейсеров, авианосцев) советский флот был флотом маленьким, то по…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments