foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Categories:

Панегирик терпильству

Араб всегда одолеет французского солдата в бою один на один; десять французов вполне могут одержать верх над десятью арабами, а могут и не; сто французов просто разобьют сотню арабов в пух и прах; тысяча французов уничтожит тысячу арабов практически без потерь. Потому что французский солдат перед арабом — терпила и лох забитый. Над ним довлеют всякие культурно-цивилизационные требования и воля начальства, его щемят офицеры и диды, ему приходится преодолевать многочисленные тормоза: нельзя стрелять в человека, нельзя колоть его штыком, нельзя убивать. У его отмороженного противника таких тормозов нет.

И именно это терпильство и позволяет командованию собирать из забитых солдатов высокоэффективные структуры. Арабы набегают хаотичной толпой, французы способны держать строй и стрелять по команде. И стоять они тоже будут до конца. Индивидуальное терпильство оборачивается коллективной победоносностью.

То же самое относится и к гражданке. Состоявшиеся государства возникли лишь там, где удалось наладить воспроизводство вполне определённого типа людей.

Человеческие типы бывают разные. Вот бывают люди-крокодилы. Они, в общем и целом, не могут трудиться на так называемое общее благо. Любая деятельность рассматривается ими с позиции личной выгоды, а представления об этой выгоде у них очень примитивны. Миллионы денег (миллиарды им уже непонятны — стек переполняется), роскошь, доступные женщины, вещества, чтобы не заставляли работать, а главное, чтобы боялись — хоть кто-нибудь. Если деятельность не приносит им этих выгод, они "модифицируют" её так, чтобы приносила. Если это невозможно, они идут воровать-убивать. У крокодилов нет никаких понятий о добре и зле, о должном и недолжном, о чести и приличиях. Это буквально животные, пресмыкающиеся, чурки. Индивидуальность в них едва теплится, доминирующая эмоция — тупая злоба, вся жизнедеятельность построена на хватательно-кусательных рефлексах, которые они никак не контролируют. К общественно полезной деятельности они неспособны.

Бывают люди-шакалы. От крокодилов их отличает более выраженная личность, поэтому они более трусливы. Там, где крокодил всегда действует напрямую, по принципу стимул-реакция, шакал может и предпринять некий крюк, стремясь избежать очевидных неприятностей. Иногда бывает, что шакал производит приятное впечатление на недалёких людей (шакала нетрудно сослепу перепутать с собачкой), о чём они в конце концов жалеют. Потому что ключевая черта шакала — крайняя любовь к подлости. Шакал, как и крокодил, стремится к удовлетворению своих примитивных потребностей, но подлости совершает и без всякой корыстной цели, просто так, от души. Крокодил тоже способен на любые подлости в любом количестве, но для него "подлость" слишком абстрактное понятие. Крокодил, творя подлость, не осознаёт, что творит подлость; шакал же всё отлично осознаёт — потому и творит. Шакалы такие же злобные садисты, как и крокодилы, но их садизм выглядит более "сложным". Там, где крокодил будет вас резать с перекошенным злобой лицом, шакал будет вас резать с улыбочкой и шутками-прибаутками. Как и для крокодила, для шакала любая деятельность — просто источник примитивных благ, заниматься ею он будет лишь настолько, насколько она даёт ему эти блага.

Ещё бывают люди-лисы. Они, как и две предыдущие категории, способны на любую жестокость и подлость, но, в отличие от крокодилов и шакалов, всё это совершается ими сознательно, а не идёт от биохимии. Лисы не только понимают, что делают, но и знают, почему. Это личности типа Оскара Кралевского и Петира Бейлиша: когда-то общество причинило им некое непростительное, как они считают, зло, и теперь они ему типа мстят. В отличие от двух предыдущих категорий, лисы вполне способны довольно долго тянуть лямку, добросовестно выполняя те или иные обязанности, и даже достигать в этом деле объективных успехов, но любая работа в их глазах лишь временное несерьёзное занятие, своего рода игра, побочный квест, выполнения которого требуют истинные лисьи цели. Но если лиса поймёт, что дело, которому она служит, не способствует её приближению к цели, лиса немедленно его бросит — и хорошо ещё, если не нагадит бывшим коллегам. А поскольку цели и интересы лисы довольно специфичны, мотивировать её на длительный труд почти невозможно.

А ещё бывают люди-львы. Интеллектуально они несколько уступают лисам, но всё равно бесконечно превосходят крокодилов и шакалов. Благодаря этому они способны на самые сложные виды деятельности, которые крокодилам и шакалам физически не под силу (если тех к ним всё-таки привлечь, выйдет одна профанация). Как и лисы, львы отличаются глубокой, ярко выраженной индивидуальностью, но, в отличие от лис, имеют некое понятие об Общем Благе и Высоких Целях. И не просто имеют понятие, но живут (или хотя бы стремятся жить) в согласии с ними. Львы способны на чудеса самоотречения, в том числе и на пожизненное ярмо, на нищету, на безвестность, на сгорание в танке или на работе — если это видится им Правильным, соответствующим их идеалам. Проблема только в том, что львов крайне мало. Всё-таки сочетание сильной личности с не менее сильными идеалами — черта героическая, а много ли бывает на свете героев? К тому же львов сложно мотивировать — их необходимо убедить в том, что они трудятся во Благо, а сделать это непросто, ибо львы неглупы. А если всё-таки удалось их мотивировать и впрячь в лямку, то львы, собранные в одном месте, имеют нехорошую тенденцию начинать выяснять, кто из них больший лев. Во избежание этого придётся дополнительно внушить львам, что выяснение отношений вредит общему делу.

Ни на одной из вышеописанных категорий нельзя построить дееспособное государство. Основа любого государства — труд на Общее Благо, то есть на Яхту Абрамовича. Крокодилы с шакалами просто биологически на это неспособны; лисы со львами способны, но не будут: лис в конечном счёте интересует власть, а львов — справедливость, но реальное общество не сможет им предоставить ни того, ни другого. И потому основой всякого государства, солью, если угодно, земли являются люди-овцы. Те самые "лохи и терпилы", забитые, зашоренные существа, "электорат". Нет, интеллектуально овцы очень вариативны, среди них есть обладатели умов любого класса, от полуживотных с крокодильими мозгами до природно заточенных на высшую математику спецов. Но речь идёт не про обычный интеллект, а про "обобщённый", который IIQ. Он у овец всегда низок: овцы не могут применять свои умственные способности, даже самые выдающиеся, за пределами профессиональной деятельности, особенно — применительно к общественно-политическим вопросам, особенно если это требует мышления в общественно-неодобряемом ключе. И поэтому овец всегда используют, даже тогда, когда у них есть выбор.

И поэтому всё всегда стоит на овцах и только на них. Без их неблагодарного труда посреди царящего трэша, угара и содомии ничего не будет, всё мгновенно схлопнется. Причём не обязательно даже овец должно быть большинство: при высокой производительности труда их могут быть хоть считанные проценты. Как у Питера: "реальную работу выполняют те немногие, кто ещё не достиг своего уровня некомпетентности". Но тут говорится о некоей модельной меритократической организации, не имеющей аналогов в природе. В реальном обществе всю настоящую работу выполняют те, кто продолжает трудиться несмотря ни на что. То есть овцы. Пока их количество не опустилось ниже минимума, государство будет как-то жить. Как только их популяция слишком сократится, государство станет failed. Там, где овец никогда и не было в товарных количествах, не было и великих (да хоть просто приличных) государств. Например, коллективный архетип Кавказа — крокодил, архетип 404 — шакал. Поэтому без России там ничего не было, и теперь уже никогда не будет. А вот, скажем, lib88=023 наполовину состоят из крокодилов, а наполовину из шакалов — и потому они не способны ничего создать, они могут лишь приходить на готовое и паразитировать на нём, и в конце концов убивают хозяина (вообще, lib88=023 — это такой социальный СПИД, на общество и государство они действуют точно так же, как вирус иммунодефицита на организм человека — но это отдельная богатая тема). Ни крокодилы, ни шакалы, ни львы с лисами не являются "государственными" человеческими типами, тем материалом, из которого оно строится. Овцы здесь безальтернативны. Дорогу к величию государства открывает слабость, глупость и забитость его подданных.

Tags: в мире животных, политика, софистика, социология
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments