foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Category:

Нет покоя эмергентам

Футуролог и трансгуманист Золтан Иштван баллотировался в президенты США, разъезжая по стране в автобусе, похожем на гроб, с одним лозунгом — сделать людей бессмертными...

"Внимание-внимание! По Соединённым Штатам Америки движется Гроб На Колёсиках!"

О своем решении участвовать в губернаторских выборах Золтан объявил на научном шоу «Эврика», которое в юмористическом стиле рассказывает о важнейших научных проблемах. По лицам ведущих было видно, что они не очень вдохновлены идеями трансгуманизма, особенно, когда речь зашла о том, что в будущем человеку не нужен будет секс и еда. Золтан сам выглядит как телеведущий, потому что он им и был — на телеканале National Geographic. Именно тогда, во время журналистской командировки во Вьетнам, он чуть не наступил на мину, после чего поклялся посвятить себя борьбе со смертью.

Zdnet публикует самые яркие высказывания Золтана Иштвана на телешоу:

«Вначале мы сможем продлить жизнь до 500 лет или около того».

«Старение будет лечиться и устраняться, как и любое другое хроническое заболевание».

«Наши органы будут заменены свежими, выращенными из наших собственных клеток, поэтому не будет никакого отторжения и никаких препаратов, которые нужно принимать всю жизнь».

«В наши тела будут встроены приборы, чипы и компьютеры, чтобы защитить, исцелить нас и расширить диапазон наших чувств».


Типа от мины всё это спасёт.

Золтана Иштвана спросили, что люди будут делать на протяжении 500-летней жизни, если пропадут главные жизненные мотиваторы — еда и секс.

Главные жизненные мотиваторы. Главные жизненные мотиваторы. Главные жизненные мотиваторы.

Футуролог ответил, что за других решать не может, но лично он бы взял в домкоме семь рублей на покупку учебников, пошел учиться, получил четыре докторских степени и освоил кучу музыкальных инструментов.

Ню-ню-ню.

„Наученная опытом веков, республика Бессмертных достигла совершенства в терпимости и почти презрении ко всему. Они знали, что на их безграничном веку с каждым случится все. В силу своих прошлых или будущих добродетелей каждый способен на благостыню, но каждый способен совершить и любое предательство из-за своей мерзопакостности в прошлом или в будущем. Точно так же как в азартных играх чет и нечет, выпадая почти поровну, уравновешиваются, талант и бездарность у Бессмертных взаимно уничтожаются, подправляя друг друга; и может статься, безыскусно сложенная «Песнь о моем Сиде» — необходимый противовес для одного-единственного эпитета из «Эклог» или какой-нибудь сентенции Гераклита. Самая мимолетная мысль может быть рождена невидимым глазу рисунком и венчать или, напротив, зачинать скрытую для понимания форму. Я знаю таких, кто творил зло, что в грядущие века оборачивалось добром или когда-то было им во времена прошедшие… А если взглянуть на вещи таким образом, то все наши дела справедливы, но в то же время они — совершенно никакие. А значит, нет и критериев, ни нравственных, ни рациональных. Гомер сочинил «Одиссею»; но в бескрайних просторах времени, где бесчисленны и безграничны комбинации обстоятельств, не может быть, чтобы еще хоть однажды не сочинили «Одиссею». Каждый человек здесь никто, и каждый бессмертный — сразу все люди на свете. Как Корнелий Агриппа: я — бог, я — герой, я — философ, я — демон, я — весь мир, на деле же это утомительный способ сказать, что меня как такового — нет.

Этот взгляд на мир как на систему, где все обязательно компенсируется, повлиял на Бессмертных всемерно. Прежде всего, они потеряли способность к состраданию. Я упоминал заброшенные каменоломни по ту сторону реки; один из Бессмертных свалился в самую глубокую — он не мог разбиться и не мог умереть, но жажда терзала его; однако прошло семьдесят лет, прежде чем ему бросили веревку. Не интересовала их и собственная судьба. Тело уподобилось покорному домашнему животному и обходилось раз в месяц подачкою из нескольких часов сна, глотка воды и жалкого куска мяса. Но не вздумайте низвести нас в аскеты. Нет удовольствия более полновластного, чем мыслить, и именно ему мы отдались целиком. Иногда что-нибудь чрезвычайное возвращало нас в окружающий мир. Как, например, в то утро — древнее, простейшее наслаждение: дождь. Но подобные сбои были чрезвычайно редки; все Бессмертные способны сохранять полнейшее спокойствие; один, помню, никогда не поднимался даже на ноги: птица свила гнездо у него на груди.“


Если серьёзно, то бессмертие — знатное наебалово. Мы существуем в физической вселенной, а значит, уничтожимы. И рано или поздно это случится. У Ибатуллина как-то был пост: пиндосы подсчитали, сколько бы составила средняя продолжительность жизни в их стране, если выключить так называемую естественную смерть. Оказалось, около девяти тысяч лет, всего-навсего. И это в относительно цивилизованной стране в спокойную эпоху. С таким счастьем и на звиздолётах толком не полетаешь.

Да, а что до сверхразумных архилектов, то они будут жить ещё меньше. Поэтому в будущем их, скорее всего, народится мало, а потом и народившиеся сойдут на нет. Большой мозг такая же, нет, неизмеримо худшая обуза, чем лишний вес, так что софонты будут избегать бессмысленной прокачки соображалки.

Tags: американцы, будущее, софистика, шиза
Subscribe

  • „Смерть непохожим“, „старые деньги“ и английские тайны

    " Огненное интервью с человеком, "вхожим в круги": некий помощник министра в росправительстве рассказывает откровенно о своем шефе и о мире, в…

  • (no subject)

    ( отсюда) Дебилофон (aka быдлофон или дуркафон) — приблуда для идиотов типа prosto_vova: "в нём почта" — у идиотов нет настольного или…

  • (no subject)

    Но всё-таки важнее то, что потерявшим близких работать на систему не хочется, а таких будет очень много. Пресловутые скрепы уже ничего не значат,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 5 comments