foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Categories:

Родные пираты наконец-то выложили на Флибусту книжку Дж. Баррата "Последнее изобретение человечества". Попадись она мне всего несколько лет назад, я был бы рад (немного), но теперь читать её едва могу. Текст целиком состоит из глупых ошибок и грубых заблуждений, а его автор-журналист путает "сингулярность" с "горизонтом событий". Ну вот как такое читать... В последний раз, чтобы навсегда закрыть тему: да, "сильные" искусственные интеллекты появятся обязательно. Да, они будут неизмеримо умнее людишек. Нет, для людишек это ничего не изменит. Можете спать спокойно. В будущем с человечеством будет то же, что и всегда, а экзистенциальный страх перед ИИ просто глупость. Не случится ничего, не ссыте.

Но кое-что в книжке мне показалось занимательным. В седьмой главе под названием "Интеллектуальный взрыв" автор пишет о великом математике Ирвинге Гуде, который вживую Ленина Тьюринга видел, и даже с ним работал. (Надо понимать, именно в этом состоит основная часть его величия.)

Если бы вы проезжали по этому шоссе двадцать лет назад (а шоссе I-81 за прошедшие годы почти не изменилось), вас вполне мог бы обогнать кабриолет Triumph Spitfire с особым заказным номером — 007 IJG. Номер принадлежал Ирвингу Гуду — заслуженному профессору статистики, прибывшему в Блэксбург в 1967 г. Номер «007» отсылал, естественно, к Яну Флемингу и секретной работе самого Гуда в качестве дешифровщика в Блетчли-парк (Англия) во время Второй мировой войны. Взлом системы шифров, которой пользовались вооруженные силы Германии, внес существенный вклад в поражение держав «оси». В Блетчли-парке Гуд работал с Аланом Тьюрингом, которого называют отцом современной вычислительной техники (он же — создатель одноименного теста, о котором шла речь в главе 4), и участвовал в создании и программировании одного из первых электрических вычислительных устройств.

На "кабриолете Triumph Spitfire" меня начали терзать смутные сомнения...

В Блэксбурге Гуд считался знаменитостью — его жалованье было выше, чем жалованье президента местного университета.

Терзанья становились всё сильнее. И — да.

Гуд, несомненно, знал кое-что о машинах, способных спасти мир, — ведь в свое время в Блетчли-парке во время войны с Германией он участвовал в создании первых электрических вычислителей и работе на них. Он также знал кое-что об экзистенциальных рисках — он был евреем и сражался с нацистами, а его отец бежал от погромов из Польши в Великобританию.

Дык.

В 1967 г. Гуд ушел из Оксфордского университета и принял предложенное ему место в Вирджинском политехническом институте в Блэксбурге. Ему тогда было 52 года. В последующие годы жизни он возвращался в Великобританию лишь однажды
В той поездке в 1983 г. его сопровождала высокая 25-летняя красавица-блондинка из Теннесси по имени Лесли Пендлтон. Гуд встретил Пендлтон в 1980 г., сменив до этого десять секретарш за тринадцать лет. Девушка, выпускница Вирджинского политехнического института, сумела удержаться на этом месте и не сломаться под давлением безжалостного перфекционизма Гуда. Когда она впервые отправляла одну из его статей в математический журнал, рассказала мне Пендлтон, «он внимательно наблюдал, как я положила статью и сопроводительное письмо в конверт. Он внимательно наблюдал, как я этот конверт запечатала, — он не любил, когда клей смачивают слюной, и заставил меня воспользоваться губкой. Он внимательно наблюдал, как я наклеиваю марку. Он ждал меня у двери в почтовую комнату, чтобы убедиться, что отправка прошла нормально, как будто меня могли украсть по дороге или еще что-то могло случиться. Он был странным человечком».
Гуд хотел жениться на Пендлтон.


"Гормональный Интеллектуальный взрыв", хули.

Тут суть не в том, что еврей не понимает, как положено вести себя профессору. Мякотка в том, что, несмотря на это, они в прошлом веке каким-то загадочным образом таки стали "нацией профессоров", как бы нелепо это ни выглядело при беспристрастном взгляде со стороны.

Загадочным образом, да. Евреи никогда в истории не отличались на научном поприще, предпочитая заниматься ростовщичеством и уголовщиной, но вдруг, примерно 100-120 лет назад, как будто какая-то сила потянула их "в науку". Политика ещё ладно, но в науке — в настоящей науке — действительно ведь нужен ум. Козарекс как-то метко сформулировал, что у евреев может быть довольно высокий IQ, но IQ показывает сообразительность, быстроту "схватывания", тогда как для истинного творчества нужны не спринтерские, а стайерские умственные способности — умение долго, упорно, сосредоточенно думать над одной задачей, постепенно углубляясь в неё и усиливая качество мышления. Только так может что-то получиться. И на этом поле решающее преимущество у белых, евреи здесь явно не тянут.

Однако тянут их. Можно начать, например, с математики: теория множеств Кантора сейчас прямо называется "наивной" без всякого антисемитизма, ибо она вела к слишком уж нетерпимым парадоксам. Но, вместо отказа от заблуждения, её спасали всем миром: искали ей подпорки, модифицировали, усложняли. Это приводило к новым парадоксам, злейшим прежних, но теорию продолжали тянуть. В конце концов допизделись до удвоения шара. "Шарик есть — шарика нет". Но это ничего, тянут до сих пор. Сейчас вот в фаворе какая-то "теория категорий" — тоже насквозь прожидовленный концепт. Понятия не имею, о чём она, но вангую, что там должны быть дичайшие внутренние проблемы. Тем не менее, хуже ей от этого не сделается, напротив, её ждёт большой-пребольшой успех, как же иначе.

В физике мы имеем пример Эйнштейна с его необъяснимо быстрым признанием (о чём я уже писал). Хотя куда любопытнее не теоретизирование, а прикладные задачи — вот там-то бездны открываются. Атомная бомба, товарищи! Откуда американцы могли знать, что надо использовать графит? Почему немцы этого не знали, экспериментируя с тяжёлой водой? Почему американцы вообще решили, в самом разгаре мировой войны, вложить в этот полуфантастический проект столько бабла? Почему немцы подобных средств не вкладывали — может быть, они думали, что проект и впрямь фантастика, от которой не стоит ждать скорого эффекта? Почему они так думали? Почему у нас тоже решили серьёзно вложиться в этот проект (советские работы над бомбой начались за годы до испытания "Гаджета")? В конце концов, бомба появилась только у союзников по антигитлеровской коалиции, никто из Оси ей так и не разжился. А работать над атомными проектами "союзники" почему-то нагнали кучу евреев. Хотя реальный вклад в создание бомбы какого-нибудь Фейнмана или Гинзбурга вещь, скажем так, дискуссионная.

Не менее интересно с криптографией. Англоамериканцы якобы легко ломали немецкие и японские коды, а вот со стороны немцев и японцев подобных успехов что-то не наблюдалось. Как пишет тот же Баррат:

В базовом варианте «Энигмы» было три барабана, и каждый из них мог закодировать букву предыдущего барабана. Для алфавита из 26 букв возможны были 403 291 461 126 605 635 584 000 вариантов1. Барабаны (шаблоны) менялись почти ежедневно.

Не удивлюсь, если окажется, что "Энигма" сотоварищи не по зубам и современным системам.

А вот после победы произошло нечто:

Черчилль приказал разбить все шифровальные машины Блетчли-парка на куски не крупнее теннисного мячика, чтобы их дешифровальные возможности нельзя было обернуть против Великобритании. Дешифровщики поклялись хранить молчание в течение тридцати лет.

Трудно разбить то, чего нет. Но Черчилль сказал — пацаны сделали.

А Тьюринг, видимо, где-то прокололся. Кому-то проболтался, что ли. И его поправили:

Тьюринг работал в Национальной физической лаборатории над конструкцией компьютера, когда его жизнь внезапно полетела под откос. Приятель, с которым у него какое-то время были близкие отношения, ограбил его дом. Сообщив о преступлении в полицию, Тьюринг рассказал и о сексуальных отношениях. Его обвинили в грубой непристойности и лишили допуска к секретным материалам.

Безотносительно ориентации Тьюринга (на самом деле, мы не знаем, правда ли он был гомосексуалистом), сразу видно, что позорное наказание было больше не для Тьюринга, а для острастки других любителей болтать лишнее. Гуд, хоть тоже работал в проекте, не был посвящён в детали так глубоко, как Тьюринг, поэтому

приговор удивил Гуда — он не знал о гомосексуальности Тьюринга.

Возможно, он так и не понял, "что это вообще было". Но кому надо, те поняли. Как можно видеть, евреев в подобных проектах любят, но стараются использовать втёмную, не давая им высоких градусов. Черчилль знал многое, Тьюринг знал кое-что (и о многом догадывался), Гуд не знал ничего. Потому-то он и размышлял впоследствии про ИИ: истинные посвящённые не размышляют — они и так знают, "как это будет", поэтому стараются на подобные темы не распространяться.

Словом,

...Поскольку ключевым фактором является человеческий труд, то всё остальное приводят к человеко-часам. Приведение осуществляется через технологические нормо-коэффициенты, утверждаемые Мировым Советом. Рассчитываются они на основании модельных матриц спроса, а откуда берутся эти матрицы - очень хороший вопрос. Потому что эти матрицы, как мне клялись и божились знакомые математики, можно корректно просчитать только с применением техники и методов моделирования, которых у нас нет.

Так и живём.

З.Ы. Кстати, в последние годы lib88=023 плотно оккупировали тему разработки ИИ — все эти курцвейлы, юдковские, цукербрины, имя им легион. Поналезли, как грибы после дождя. Похоже, служебное меньшинство опять нагнали работать в новый проект, так что скоро ИИ таки появится. В положенное время.


1 Число, которое приводит Баррат, является факториалом числа 26 — количество перестановок 26 символов алфавита. Причём Баррат ошибается на три порядка в меньшую сторону, на самом деле будет 403 291 461 126 605 635 584 000 000, или ~4*1026 вариантов кодирования исходного алфавита. Для сравнения, быстрейший на сегодня суперкомпьютер "Тяньхэ-2" выполняет 3,38*1016 операций над числами с плавающей запятой в секунду.

Конечно, шифр, основанный на простой подстановке, слаб, но это было известно давно. Как писал Набоков про своего дядьку:

Василий Иванович вел праздную и беспокойную жизнь.

Дипломатические занятия его, главным образом при нашем посольстве в Риме, были довольно туманного свойства. Он говорил, впрочем, что мастер разгадывать шифры на пяти языках.

Однажды мы его подвергли испытанию, и, в самом деле, он очень быстро обратил «5.13 24.11 13.16 9.13.5 5.13 24.11» в начальные слова известного монолога Гамлета.


Вряд ли немцы 1940-х были такие дураки. Поэтому я бы посоветовал не верить ничему, что сейчас говорят про "Энигму" и прочую немецкую криптографию тех времён.

Tags: ИИ, евреи, осьминоги
Subscribe

  • (no subject)

    Если "vox populi — vox dei", то тогда "vox regis — vox aesaris"?

  • (no subject)

    ( отсюда) С царствования Шоумэна 585 до н. э. У упоминается в летописях, при этом правитель именуется ваном.

  • (no subject)

    — Что за аниме? — Да.

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments

  • (no subject)

    Если "vox populi — vox dei", то тогда "vox regis — vox aesaris"?

  • (no subject)

    ( отсюда) С царствования Шоумэна 585 до н. э. У упоминается в летописях, при этом правитель именуется ваном.

  • (no subject)

    — Что за аниме? — Да.