foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Categories:

А вот вам ещё злободневного:

"Честертон, писатель незаурядного таланта, принёс своё эстетическое чувство и свою интеллектуальную честность в жертву пропаганде католичества. В последние двадцать лет жизни всё, им написанное, было по существу бесконечным повторением одной и той же мысли, под вымученной элегантностью простой и унылой, как «Велика Диана Ефесская». Каждая книжка, каждый абзац, каждая фраза, каждое происшествие в каждом рассказе, каждый обрывок диалога должен был недвусмысленно продемонстрировать превосходство католика над протестантом или язычником. Но Честертону мало было превосходства только интеллектуального или духовного: его надо было перевести на язык национального престижа и военной мощи, результатом чего явилась невежественная идеализация латинских стран, особенно Франции. Во Франции Честертон жил недолго, и изображаемая им картина страны, где католические крестьяне беспрестанно поют «Марсельезу», сидя за красным вином, имеет такое же отношение к действительности, как «Чу Чин Чао» — к повседневной жизни Багдада. И сопутствует этому не только колоссальная переоценка французской военной мощи (и до, и после Первой мировой войны он утверждал, что Франция сильнее Германии), но и глупое, пошлое восхваление самого процесса войны. По сравнению с его военными стихотворениями, такими, как «Лепанто» или «Баллада о святой Барбаре», «Атака лёгкой бригады» выглядит как пацифистский трактат: это, наверное, самые безвкусные образчики ходульности из всего, что написано на нашем языке. И вот что интересно: если бы эта романтическая чепуха, которую он обычно писал о Франции и французской армии, была написана кем-то о Британии и британской армии, он первый высмеял бы её. Во внутренней политике он был сторонником «малой Англии», настоящим врагом джингоизма и империализма, и, в своём понимании, другом демократии. Но стоило ему выглянуть во внешний мир, он забывал свои принципы, даже не замечая этого. Так, его почти мистическая вера в достоинство демократии не мешала ему восхищаться Муссолини. Муссолини уничтожил представительскую власть и свободу слова, за которую Честертон так упорно сражался дома, но Муссолини был итальянец, он сделал Италию сильной, и это решало дело. Ни одного плохого слова не сказал Честертон о покорении итальянцами и французами цветных народов, об их империализме."

Tags: англичане, литература
Subscribe

  • (no subject)

    Ещё разрозненные мысли по поводу вымышленной античности. 1. Меня чуть ли не с детства удивляло, что названия звёзд сплошь арабские, хотя в…

  • Прозрачные вещи

    Если принять, что значительная часть истории подложна, то я предложил бы такой способ отличения выдумки от реальности. Сначала надо вспомнить, что…

  • Про Желязны

    Не буду Нет, всё-таки буду оригинален: я считаю, что Желязны плохой писатель. Может быть, он и правда тонкий стилист (я не могу это…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments