September 4th, 2021

pf

(no subject)

В конечном счёте, вопрос существования античности "как мы её знаем" — это вопрос доверия письменным источникам. Фотографий и видеозаписей тех времён не сохранилось, приходится довольствоваться книжками. А когда были обретены эти книжки? Оригиналов, как известно, не существует, только переиздания. Какое издание было первым известным? Если покопаться, то в лучшем случае вылезет полумифический "Браччолини" и XVI век, а скорее — XVIII или XIX. Верить синьорам и джентльменам на слово или нет, каждый решает сам.

Однако если принять, что античность вымышлена, разрешаются многие парадоксы. Например, так называемая демократия — невиданный нигде политический строй, который работать просто не может. Или ещё более животрепещущий вопрос гомосексуализма. В известных нам обществах, вне зависимости от степени их "терпимости", это явление маргинальное. Многие имеют опыт длительного пребывания в замкнутых мужских коллективах (тюрьма, армия, экспедиция etc.), и все могут подтвердить — никакого повального мужеложства там не наблюдалось. Вряд ли кто-то вообще сможет вспомнить хоть один случай, или даже намёк на случай. Половые проблемы в таких условиях решаются другими способами (как выразился современный американский подводник, "до стенок душевых на нашей лодке было страшно дотронуться"). Яой редок, он любит тишину и темноту. Но в античных обществах мы видим повальную гомосятину. Как это было возможно? А никак. На самом деле ничего этого не было и быть не могло. Потому что против биологии. Всё это просто социальное фэнтези. Видать, среди фальсификаторов выискался "Юкио Мисима", давший волю фантазии, а людишки до сих пор копья ломают.

Но плохо то, что это всё равно лишь гипотезы и спекуляции. Мы (я) на практике не можем ни проследить происхождение какого-то текста, ни более-менее достоверно установить факт его подложности. Хотя бы потому, что для этого сперва требуется выучить квенью и синдарин, в смысле, древнегреческий и латынь — работа совершенно неподъёмная, скучная и бессмысленная. И это будет только первый шаг. Но на следующем шаге включается политика, и если что-то этакое и обнаружишь, придётся молчать, как молчат эксперты по живописи на предмет поддельности выставляемых в музеях и продаваемых с аукционов картин.