July 26th, 2021

pf

„Смерть непохожим“, „старые деньги“ и английские тайны

"Огненное интервью с человеком, "вхожим в круги": некий помощник министра в росправительстве рассказывает откровенно о своем шефе и о мире, в котором он живет."


Ещё раз напомню на всякий случай: я не знаю, как там всё устроено на самом деле, и никто этого не знает. Но на минуту предположим, что описанное соответствует действительности. Почему бы и нет? Гипотеза не хуже прочих.

Тогда тот загадочный факт, что в Эрефушке никак не образуются "старые деньги", а где-нибудь в Англии они невозбранно есть, получает своё объяснение.

Но для начала нужно отметить, что представление о какой-то особенной "жёсткости" и "опасности" высшего общества не совсем верно. Общество низших классов, в котором мы живём, ничуть не менее жёсткое. Если автор интервью этого не понимает, то это, вероятно, потому, что он высоконяшный медвежонок, ни разу не сталкивавшийся с зоологической ненавистью в свой адрес. На самом деле различие между жизнью высших и низших классов в другом: низшие сильнее ограничены законом.

Само по себе государственное законодательство — это не предписания, а скорее рекомендации, вроде правил дорожного движения. Каждый соблюдает или не соблюдает их на свой страх и риск. За нарушения карают, но только если поймают, и только низкостатусных нарушителей. То же самое и со всеми прочими государственными законами и правилами. Мелкий начальник может выгнать не нравящегося ему сотрудника, но не может его убить. То есть технически может, но тогда по нему начнёт работать полицейский аппарат государства, и убивца в конце концов закроют. Для высших таких ограничений нет. Полицейский аппарат для них не внешняя контролирующая сила, а один из инструментов в руках владетельных кланов. От насилия со стороны себе подобных высшие не защищены ничем, кроме личных связей.

Положим, у хорошо поднявшегося и сытно наворовавшегося эрефийского мишустяна родится наследник, но этот наследник, по здешним меркам, ненормальный — скажем, интроверт. Родитель может передать ему собственность и власть, но что будет дальше? У наследника из-за его нелюдимости не будет связей как у родителя, коллеги по статусу станут его ненавидеть и презирать. "А чо он с нами не общается, и вообще какой-то не такой? Не мужык, что ле?" В один прекрасный момент они могут решить по нему вопрос — и им никто не помешает. Поэтому единственный способ для мишустяна обезопасить кровиночку — вывезти её на Заокраинный Запад, и наворованные деньги туда же. Да, почти все эти деньги отнимут местные ухари, и потомство в лучшем случае будет жить на уровне среднего класса — но оно хотя бы будет жить. Это ведь лучше, чем оказаться в прессовочной тюрьме где-нибудь в Красноярском крае или в Карелии, переписать активы на кого скажут и затем по-быстрому умереть от невыносимой лёгкости бытия, не так ли? Вот поэтому старых денег в Эрефушке нет и не предвидится.

А теперь обратимся к старой доброй Англии. Знаменитая эксцентричность английских аристократов теперь, в свете вышесказанного, выглядит уже не глупой феодальной традицией, а ценным социальным механизмом, защищающим собственность и власть. Английского лорда с юных лет приучают, что люди его класса — оригиналы и фрики, и это нормально. "Так и должно быть". И если лордёнок, подобно вышеупомянутой личинке мишустяна, уродился интровертом, его никто не будет за это щемить, ибо таких там полно, и это самая что ни на есть норма в сравнении с другими интересными личностями, которые водятся в высших сферах. Иными словами, культивирование всякой оригинальности и фричества защищает аристократов друг от друга, делая их общество более толерантным — в прямом, "хорошем" смысле слова, — то есть более терпимым и учтивым, более добрым. У них не включается "смерть непохожим" по поводу любого отклонения от социально-психологической нормы, потому что границы нормы сильно размыты. Как следствие, грабёж и убийство себе подобных не считаются чем-то привычным и традиционным, и это сверхважно, потому что в высших сферах никаких других сдерживающих механизмов, помимо принятой культуры отношений, не существует. И в итоге аристократические семьи могут безопасно передавать собственность и власть из поколения в поколение, формируя те самые "старые деньги". То, чего у колониальных мишустянов никогда не будет. Потому что английские аристократы привыкли быть терпимыми друг к другу. А мишустяны для этого слишком быдло.

Замечу, однако, что здесь неявно было сделано ещё одно предположение — что аристократия у англичан живёт именно так, как про неё принято думать. Это, разумеется, совсем не факт, и я, конечно же, не знаю, как и чем они живут на самом деле (может быть, они и сами не знают). Но почему бы не принять и такую гипотезу?

pf

(no subject)

Мир управляется террором

Всё это очень интересно, но непонятно одно: если террор против властей так эффективен, то почему не бывает ответки? Почему президент Мадагаскара не нанесёт удар возмездия по американскому и французскому презикам, например, по членам их семей?