February 14th, 2021

pf

(no subject)

В полусонном состоянии пришла такая картинка. Бильбо Бэггинс мирно спит в своей каюте на борту эльфийского корабля, следующего в Валинор. Глубокой ночью он просыпается от странного шума. Выбравшись наружу, он наблюдает необычную картину. Корабль в дрейфе. На палубу вылезают эльфы, все голые, раскрашенные и под веществами. Они учиняют оргию с членовредительством в стиле раннего Сорокина, по ходу дела выкрикивая: "В Валинор! В Валинор!" В конце все коллективно вскрываются, для верности приняв яду, и прыгают за борт. Бильбо понимает, что это и было путешествие в Валинор. Потому что никакого другого Валинора, кроме духовного, в этом мире, конечно, не существует. Бильбо остаётся один на пустом корабле. Приехали.

pf

Территориальный парадокс

У адептов веры в то, что "русские любят и умеют воевать", есть неотразимый, как им кажется, аргумент: "Посмотри на карту — это типа слабые столько земли нахапали?" Что ж, посмотрим на карту:

Collapse )

Можно её наложить на карту плотности населения:

Collapse )

В этом месте всем всё должно стать понятно, но мы не испытываем иллюзий по поводу умственных способностей населения, поэтому приходится растележивать. Откуда у русских столько земли, ясно говорит карта мерзлот. Это самая хуёвая земля на планете, которая никому и даром не нужна. За клочок более-менее ценной земли кладут миллионы. На самую плохую землю вытесняют самых слабых и убогих. Карта плотности населения показывает, как русских в ходе исторического процесса оттеснили на северо-восток, на холодок, и они растеклись по краю мерзлоты. Севернее и восточнее оседлому народу жить уже невозможно, там только пиздоглазые оленеёбы кочуют. Можно рассмотреть процесс вытеснения в динамике, сравнив современное состояние с картами расселения восточных славян около 1000 лет назад — это вам в качестве домашнего задания.

"Аргумент мерзлоты" далеко не нов, ещё Паршев употреблял его в своей книжке, попутно вспоминая про Данию — самую большую европейскую страну, заимевшую себе невъебенный остров. Тоже великие вояки, надо полагать. Однако парадокс состоит в том, что вся эта огромная ледяная территория убеждает своих обладателей не в собственной никчемушности, а в прямо противоположном. Даже не из-за своей огромности — Австралия тоже огромна, и что с того? — а потому, что её невозможно завоевать извне.

Здесь уместно упомянуть, что людишки, будучи существами глупыми, судят обо всём с позиций бытового здравого смысла, даже о том, что выходит далеко за пределы их повседневной жизни. Редкое исключение — учёные, которым здравый смысл специально отключают ещё в институте, потому что "мешает", но в результате они пускаются в другую крайность — будучи уверенными, что очень умны, они очень легко, ещё легче, чем "простой народ", судят о вещах, в которых некомпетентны, причём судят, исходя из каких-то фантастических и безумных представлений. То есть: людишки в принципе не способны адекватно судить о том, что лежит за пределами их бытовой жизни и области профессиональных интересов. Поэтому самые нелепые мифы становятся "общим знанием".

Например, море обычно воспринимается людьми как препятствие. Ведь вода же, глубокая вода, где так легко утонуть, где бушуют страшные штормы. На самом деле море само по себе — не препятствие, а совершенная дорога, "гиперпространство". Доступ к морю даёт доступ к миру. Но проблема в том, что в море может быть вражеский флот. И тогда, чтобы воспользоваться морем как следует, нужно иметь свой флот не хуже. Если его нет, то море станет препятствием. Не само по себе, повторимся, а потому, что в нём кто-то есть.

С сушей всё наоборот. Людям она кажется "доступной", ведь по ней можно ходить и ездить. Но реально суша сама по себе — логистическая трясина, с огромной скоростью поглощающая ресурсы всякого агрессора. Обороняющийся при этом может почти никак себя не проявлять, но агрессор всё равно будет стачивать свою армию о чужую территорию. И если территория достаточно большая, он рискует остаться без армии. Боня не даст соврать.

Море кажется людям препятствием, но само по себе является дорогой, а препятствием становится из-за вражеского флота. Суша кажется людям дорогой, но сама по себе является препятствием, даже без вражеских войск. Страна, находящаяся за морем, на самом деле защищена не морем, а своим флотом ("деревянные стены Афин"), а также глупостью своих землелюбивых противников, не способных построить свой собственный флот. Страна с огромной территорией защищена прежде всего этой территорией, хотя в такой стране обычно думают, что они открыты всем ветрам и очень уязвимы, и только огромная армия худо-бедно защищает их независимость.

Исторически русские сухопутные войска всё время терпели позорные военные поражения от агрессора с более-менее приличной армией. Но дальше агрессор стачивал свои силы об огромную территорию; русские получали время на то, чтобы вкачать в свою армию все доступные ресурсы и постепенно выгнать остатки противника вон. В конечном итоге русские побеждали — и в очередной раз убеждались в высоких воинских качествах себя любимых. Та самая "фундаментальная ошибка атрибуции": я чего-то достиг не потому, что так сложились обстоятельства и мне повезло, а благодаря своим достоинствам. Ну а то, что победа всегда давалась большой кровью, только прибавляло русским самоуверенности.

Полагаю, если бы русские понимали своё истинное место в мире и трезво оценивали свои силы и возможности, Россия была бы совсем другой страной. Ну или не совсем. Но другой, определённо.