December 26th, 2020

pf

Альфа-бабуин

Донжуанский список

«Какая уж тут новость!» - воскликнет читатель. На уроках литературы школьники слышат это словосочетание едва ли не каждый год, начиная с 7 класса, причём вместе с собственным признанием поэта из письма Вере Вяземской, что Наталья Гончарова была его сто тринадцатой любовью. Так-то оно так, но никто особо не задумывается, какими способами пополнялся этот список.

По свидетельству приятелей, любвеобильность Пушкина начала проявляться в довольно раннем возрасте, когда он ещё не был великим поэтом и женщины не вешались ему на шею пачками. Поэтому юноше приходилось удовлетворять зов плоти отнюдь не возвышенным способом: он, ещё будучи лицеистом не гнушался любыми связями на стороне.

Когда же пора учёбы осталась позади, Пушкин в Петербурге и вовсе пустился во все тяжкие.

В общем-то «коллекционировать трофеи» Пушкин не перестал и после свадьбы, хотя и был счастлив в браке. Наталья Гончарова успела родить мужу четверых детей, и во время каждой из её беременностей поэт удовлетворял свои физиологические потребности случайными интрижками.


Несмотря, что

Сам поэт свою внешность оценивал трезво и однажды отозвался о своём лице, как о достойном «истинной обезьяны».

Но это не мешало толпам наташ вешаться ему на шею, да-с. С Турцией и Египтом тогда было проблемно, да и с Кавказом не очень, приходилось довольствоваться ниггой.

Да, кстати, напомню, что он был рабовладельцем ("In Soviet Old Russia негры владеют белыми"), имел собственный гарем из крепостных наташ, и как минимум одна от него залетела. Потом выблядка неплохо пристроили.