May 11th, 2020

pf

(no subject)

Про бабайку.

Типическое описание уоттсовских вампиров. Кстати, автора после публикации обслужили по-английски, сперва ментами, а потом болезнью нехорошей. ("Наверное, что-то слышал. Кто-то болтлив. Надо этим заняться.")

Фотоматериалы, фиксирующие все этапы болезни, с комментариями самого Уоттса были выложены в блог его официального сайта.

Рипс – международное ругательство, появившееся в устной речи евроазиатов после Оклахомской ядерной катастрофы 2028 года. Происходит от фамилии сержанта морской пехоты США Джонатана Рипса, самовольно оставшегося в зоне радиактивного поражения и в течение 25 дней ведущего подробный радиорепортаж о состоянии своего облученного, умирающего тела.


На самом деле, боящиеся темноты не понимают... Если бы бабайка, которого они страшатся, реально существовал — это было бы замечательно! Это означало бы, что на небесах и на земле есть много вещей, о которых нашей науке и не мечталось. Но, к сожалению, ничего такого нет. Даже если существуют осьминоги — и они человечны, слишком человечны.

pf

Рационализация бабайки

Само собой, в этом мире нет ничего сверхъестественного. Его физика слишком хорошо известна, необычному там негде прятаться. Да, есть такая возможность, что мы в Матрице, и тогда может быть всё что угодно, но Матрица, как мы видим, сверхъестественное тоже не любит (наверное, не тот жанр), физическую реальность она моделирует довольно строго. Если же физическая реальность реальна, то всякой эзотерике тем более не остаётся шанса.

Однако страх темноты существует, а значит, он должен быть на чём-то основан — на чём-то существующем. Что это может быть? Опасных ночных хищников исключаем сразу — ни один психически здоровый хищник на людей не полезет. Реальную опасность для человека представляет только другой человек — для всего остального есть авадакедавра копьё, топор и, позднее, лук. Обществу охотников-собирателей для прокорма необходимы были весьма обширные территории. Если на вашу землю забрело чужое племя, то можно, конечно, откочевать куда-нибудь (и там всё равно встретиться с другим племенем), а можно попробовать решить вопрос радикально, то есть "всех убить". В открытое столкновение вступать неразумно: племена малочисленны, потеря даже одного умелого воина может оказаться критичной. А вот ночью подкрасться к спящим и всех вырезать — это дело. Возможно, именно такая форма "войны" в ту эпоху и была основной.

Представим: мужик ночью случайно просыпается и видит рядом со своим лежбищем чей-то силуэт. Он вскакивает, орёт, будит остальных — и незадачливым ниндзям остаётся только ретироваться, нападать при потере внезапности уже слишком рискованно. Не получилось, не фартануло. Попробуют в другой раз — если их самих раньше не обслужат. Так, поколение за поколением, сформировался этот страх темноты. У кого его не было, кто опрометчиво относился к "ночному дозору", тех всех убили.

К слову, почему прячущийся в темноте бабай воспринимается чудовищем? Может быть, дело не только в том, что он из чужого племени, в другой одежде и в другой боевой раскраске. В те баснословные времена существовало множество подвидов чел-овека, и они вполне могли казаться друг другу чудовищами вследствие эффекта "зловещей долины". Ещё можно добавить, что у разделения на сов и петухов (которые почему-то называют себя "жаворонками"), вероятно, корни растут тоже из тех времён: в популяции всегда должно быть некоторое количество тех, кому не спится по ночам. Если вдруг что, они отразят первый удар и поднимут остальных.