February 6th, 2019

pf

(no subject)

У Бродского в «Речи о пролитом молоке» есть одно поразительное место, свидетельствующее, что для него фактичность была выше художественности.

* * *
Я вижу в стекле себя холостого.
Я факта в толк не возьму простого,
как дожил до от Рождества Христова
Тысяча Девятьсот Шестьдесят Седьмого.
* * *

Ну простится же рифма «шестого». И разница-то всего год. Но раз сейчас 1967, так и напишем – 1967, и чёрт с ней, с точной рифмой.

На такое далеко не каждый поэт пойдёт, да-с.


---------

Дорогая, я вышел сегодня из дому поздно вечером
подышать свежим воздухом, веющим с океана.
Закат догорал в партере китайским веером,
и туча клубилась, как крышка концертного фортепьяно.

так, если Бродский наслаждался веющим с океана воздухом, то он стоял к береговой линии лицом- и закат догорал перед ним, а не позади. но поскольку солнце садится на западе, то в США его закат над океаном видно только с западного побережья. читаем вики- Бродский в эмиграции жил в городах Энн-Арбор (Мичиган), Саут-Хэдли (Массачусетс) и Нью-Йорке. Все они находятся или на восточном побережье или там, где океана нет вовсе.

возникает справедливый вопрос - Бродский, как это вообще возможно? ты наслаждался воздухом, веющим в спину, стоя на краю залива? как ты смотрел в разные стороны? ты голубь? или ты стоял спиной к партеру? ты что, дирижер? ты голубь-дирижер? какого хуя, Бродский?



1. Потому что Бродский был говно, а не поэт.

2. Но это ничуть не помешает подлизнуть обожаемым lib88=023, правда, Константин Анатольевич?