November 23rd, 2017

pf

Как и было сказано...

1

Вообще-то молдаванам выдали всё и быстро. Включая безвиз, евроассоциацию и т.п.

Несмотря на крайне неудачный антропологический материал ("румыны второй категории"), молдаване довольно успешны. Например, вы заметили, что в Москве больше нет молдавских гастарбайтеров? Все или на родине, или в Западной Европе. И всё остальное там довольно хорошо. А будет ещё лучше, когда Молдавию подтянут до нормального уровня и присоединят к Румынии. Хотя могут и не присоединять, а сделать какой-нибудь "еврорегион" между ними и т.п. - сейчас такое в тренде. И всё будет у них хорошо. А у нас - наоборот, вот.


***

2

— Теперь задумайтесь - почему французы так хитрят, но новых букв не вводят?

— мы не поняли "почему" :-( чтобы алфавит был как у англичан всё-таки?

— Не как у англичан, а КАК У РИМЛЯН.



Лакейство, жлобство, карго-культ. У цыгана спросили: "Что ты будешь делать, если станешь царём?" — "Возьму сто рублей и убегу!" В Европу по безвизу.

pf

(no subject)

Что если в ближайшие годы Мессия родится в русской семье из РФ, как изменится отношение Запада к русским и России, и какая судьба будет у этого Мессии?

Мессия - Вы имеете в виду Мошиаха? Да, вероятно. родится здесь. За это русских особенно накажут - потому что в детстве маленького мессию русская девочка обзовёт дураком, за такое страшное оскорбление "со всех русских кожу снимут".


Нет, Мошиах родится известно где, и девочка назовёт его baka.

pf

Soft power

У Саймака был такой рассказ "Сила воображения":

Он встал и подошел к окну. Внизу блестела река, и с судов, пришвартованных у причалов, выгружали бумажные рулоны, чтобы прокормить ненасытные печатные станки, грохочущие день и ночь. За рекой из космопорта поднимался корабль, оставляя за кормой слабое голубое мерцание ионных потоков. Харт наблюдал за кораблем, пока тот не исчез из виду.

Там были и другие корабли, нацеленные в небо, ожидающие только сигнала — нажатия кнопки, щелчка переключателя, легкого движения ленты с навигационной программой, — сигнала, который сорвал бы их с места и направил домой. Сначала в черноту космоса, а затем в то таинственное ничто вне времени и пространства, где можно бросить вызов теоретическому пределу — скорости света. Корабли, прибывшие на Землю со многих звезд с одной-единственной целью, за одним-единственным товаром, какой предлагали им земляне.

Он не без труда стряхнул с себя чары космопорта и обвел взглядом раскинувшийся до горизонта город — скученные, отесанные до полного однообразия прямоугольники района, где жил он сам, а дальше к северу сияющие сказочной легкостью и тяжеловесным величием башни, построенные для знаменитых и мудрых.

«Фантастический мир, — подумал он. — Фантастический мир, где приходится жить. Вовсе не такой, каким рисовали его Герберт Уэллс и Стэплдон. Они воображали себе дальние странствия и галактические империи, гордость и славу человечества, — но когда двери в космическое пространство наконец отворились, Земле каким-то образом не досталось ни того, ни другого. Взамен грома ракет — грохот печатных машин. Взамен великих и возвышенных целей — тихий, вкрадчивый, упрямый голос сочинителя, зачитывающего очередной опус. Взамен нескончаемой череды новых планет комнатка в мансарде и изматывающий страх, что машина подведет тебя, что исходные данные неверны, а пленки использовались слишком часто…»



"Единственный товар" — это говнофантастика, если что. Любопытно, что сегодня в этом самом положении оказались японцы. У них есть только один оригинальный товар, который они могут предложить миру.