November 10th, 2017

pf

Медвежата

Как известно, жизненные блага распределяются по блату, а в тех случаях, когда не по блату, они распределяются по няшу. Чтобы претендовать на что-нибудь хорошее, нужно иметь или связи, или определённого типа внешность.

Вот об этом типе внешности и поговорим. Я его называю "медвежонок". Думаю, интуитивно понятно, о чём идёт речь. Это такой узнаваемый типаж, человек зачастую высокий (хотя не обязательно), жирный, плотный, громкий, лучащийся жизненной силой и хамством. Ну, понятно. Большинство молодых начальников — да и не только начальников, а вообще представителей молодого поколения, занимающих хлебные места, — принадлежит к этому типу. Там, где плотность хлебных мест на единицу офисного пространства достаточно высока, медвежата буквально ходят стадами. Они бодры, веселы, коммуникабельны и отличаются активной жизненной позицией. Они всё время в делах, в движухе, и лопочут-лопочут-лопочут.

Можно сказать, медвежонок — лицо эпохи. Так сегодня выглядит локальный хозяин жизни, тот, для кого существует этот мир, точнее, та его небольшая часть, что отведена для нас. На самом деле она не для нас, не для любого из нас: она предназначена для медвежат, и они с удовольствием ею пользуются.

Как так вышло? Похоже, есть в медвежатах нечто, вызывающее безотчётную симпатию к ним — тот самый няш. Именно такой типаж наиболее любим представителями обоих полов: мужчины чувствуют к медвежатам уважение и восхищение, а женщины возбуждаются. Неудачи медвежат проходят мимо общественного внимания (в них обычно обвиняют других людей, и эти люди несут наказание), а достижения вызывают всеобщий восторг. (Если у медвежонка нет никаких достижений — наиболее распространённая ситуация — не беда, ему их припишут, позаимствовав их у кого-нибудь ещё. Медвежонок — идеальный Крошка Цахес.) И все искренне хотят медвежонку что-нибудь дать.

Надо понимать, что круг этих счастливых людей прочно замкнут. Нельзя просто так войти в него со стороны. Для этого нужно самому родиться медвежонком — тогда социально близкие узнают тебя и примут. Но если ты не из них, здесь ничего сделать нельзя, членство в этом клубе строго биологическое.

Надо понимать также и то, что жизненный успех медвежат — особенность нашей больной эпохи. Обратим-ка внимание на их ожирение: оно говорит нам, что медвежатам недостаёт физической активности, и недостаёт очень сильно. По-хорошему, они должны были бы трудиться на полях или переносить тяжести. В античности людей подобного типа считали прирождёнными рабами и потому высоко ценили: по своей конституции они хорошо приспособлены к длительной, тяжёлой и монотонной работе (полоть сорняки, тягать весло), а устойчивый темперамент с весёлым характером позволяют им легко примириться со своим местом в жизни, "без бунта и саботажа". Но в нашем мире всё шиворот-навыворот, и в нём такие люди становятся начальством.