August 25th, 2017

pf

(no subject)

На мой взгляд, успех Гитлера был вызван не только тем, что ему подыгрывали. Его поведение во многом напоминало поведение провокатора, который имеет кураторов, а за кураторами стояли специалисты. Отличная истребительная авиация позволяла на суше уничтожить авиацию противника в воздухе и на аэродромах. Фронтовая бомбардировочная авиация не могла причинить серьезный ущерб Англии без неоправданных потерь, зато она под прикрытием истребителей могла работать точно, эффективно и крайне экономно по сравнению с очень дорогой дальней бомбардировочной авиацией. Танковые войска при поддержке бомбардировщиков и прочих родов войск могли небольшими сравнительно силами добиваться огромных успехов. Как только его отпустили в свободное плавание, то есть перестали за счет советов придавать ему уверенность в себе, начались проблемы, типичные для любого провокатора. Такие люди, имея кураторов за спиной, не могут организовать нормальное взаимодействие подчиненных ему интеллектуалов и выбрать правильное мнение. То интеллектуалы не те, то подходящее мнение не вызывает должной уверенности.


Тонкость в том, что для правильных советов у специалистов должно быть послезнание. Они должны точно знать, куда приведут те или иные шаги, каковы реальные возможности тех или иных вооружений, какое стратегическое влияние окажет та или иная вещь. Для такого послезнания простых исторических данных недостаточно. История даёт всего одну временную линию, один вариант развития событий, из которого совершенно невозможно понять, где там какая развилка, и куда бы она могла привести. Неясно даже, где случайность и невероятное везение, а где закономерность, и как их различать. Факт проигрыша Германии — это заранее предрешённая неизбежность или просто невезение? Спорить можно до бесконечности, но понятнее всё равно не станет.

Для полезного на практике послезнания нужен особый материал: нужна какая-то совокупность исторических линий, большая выборка разных вариантов одних и тех же событий, по которой можно прямо посчитать вероятности и чётко определить, где действительно была неизбежность, а где случайность, какие шаги куда приводят в большинстве случаев, что на самом деле эффективно, а что нет. То есть история должна быть наукой экспериментальной. Без этого головоногие специалисты не сумеют выработать никаких полезных советов.