August 24th, 2017

pf

(no subject)

Аналитическая философия сознания совершенно непереводима на русский язык. Беда не в том, что за десятилетия работы философы в США придумали термины, которым нет даже приблизительных аналогов в научном русском аппарате. Это можно было бы решить при наличии желания читателей, авторов и переводчиков. Проблема как раз в отсутствии в России этой ученой публики. Вся аналитическая философия сознания в мире англоязычная, у нас в этой сфере работает всего около десяти серьезных специалистов, и писать сегодня на русском языке о сознании – значит плыть против течения. Аналитическая философия непереводима в социальном смысле слова. Если хотите заниматься ею профессионально, вас ждет, например, Австралия.

Да, всё так. И это пиздец, на самом деле. Мне постоянно приходит на ум военно-морская аналогия, ничего не могу тут поделать. Лидеры области уже сто лет как занимаются этим, уже семьдесят лет как не имеют ни малейших сомнений в эффективности и незаменимости этого, а у нас всё мычат: ыыы, а зачем нам это нужно, да это вообще говно какое-то, да мы без него, по старинке, как ух!

pf

(no subject)

(отсюда)

>Те круги, которые имеют власть раскручивать авторов, смертельно боятся русского национализма

Эти круги тащемта и сконструировали весь "русский национализм", чисто искусственного кадавра. В 90-е никакого "национализма" не было, был "патриотизм". И он включал в себя и собственно патриотизм, и национализм, и имперство, и реваншизм, и антисемитизм (группа "НОМ" назвала свою постановку "Жука-антисемита" "Жук-патриот") — в общем, всё, что нам так дорого. Никого это тогда не удивляло, скорее удивило бы, что может быть иначе.

Но на рубеже тысячелетий возникает "национализм". Внезапно™. Сперва он не отличается от старого "патриотизма", но постепенно отмежёвывается от ценностей патриотического пакета, откидывает одну за другой. Сначала он избавляется от имперства ("Империя — зло, на костях русских людей!"), потом от государственничества вообще ("Ценность имеет Нация, а не государство!"), потом отваливается и всякий реваншизм ("Мыы — ивропейсы!"), а кончается всё распадом движа на две группы — украинских националистов и карикатурных антисоветчиков с дрочем на Царь-тряпку. То есть за десять-пятнадцать лет деятели довели себя до ненависти и презрения со стороны 95% добрых русских людей. Что и было основной задачей проекта.

Хотя проект не жалко. Он же целиком искусственный — АП породила, АП и убила. А дискурс вернулся к состоянию 90-х гг., когда национализм, имперство и реваншизм не разделялись. И это есть хорошо.