September 17th, 2016

pf

(no subject)

Сегодня на меня вновь снизошли высшие силы, открывшие мне ещё одну порцию тайн этого мира. Получив положенную серию уколов и успокоившись, я переписываю усвоенную мудрость в удобоваримом виде.

Сегодня мне была открыта тайна геополитики. Я окончательно и предельно ясно постиг принцип так называемых международных (то есть, межгосударственных, а точнее, межэлитных) отношений.

Формула мировой политики вкратце такова. Рим не потому сражается с варварами, что варвары ненавидят и стремятся уничтожить Рим. На самом деле варвары с радостью стали бы римлянами. Но Рим не хочет варваров! Он не хочет их у себя, он не хочет делать их римлянами — он хочет воевать с ними. И варварам ничего не остаётся, кроме как воевать, у них нет другого выбора. Сейчас поясню.

Как неоднократно писал Козарекс, "мир управляется через мочилово". Всякий высокопоставленный чиновник всякой подамериканской страны (например, Германии) хорошо знает, что если поведёт себя слишком вызывающе, то будет тупо убит. В самом лучшем случае устроят скандал и "вон из профессии", как было со Стросс-Канном (помните такого?). Но чтобы иметь возможность убить высокопоставленного иностранного чиновника в любой момент, американцы должны полностью контролировать местные спецслужбы. А чтобы полностью контролировать местные спецслужбы, туземцы сами должны пустить американцев в эту святая святых — в свою тайную полицию, и тем самым фактически отдать им в руки свою жизнь и смерть. Разве может самостоятельная политическая элита по собственной воле пойти на такое?

Да ещё как может! Легко! Дело в том, что люди по своей природе бляди. Секрет полишинеля довольно прост: политическая элита любого государства всегда с большим удовольствием подчинится элите более богатого и сильного государства. Всегда. С огромным удовольствием. Но почему же тогда на свете до сих пор существуют разные государства? Потому что элита более богатого и сильного государства в большинстве случаев не горит желанием принимать в своё лоно этих нищебродов. И их нищебродская воля тут мало что значит, они могут желать чего угодно, но принимать их или нет — решение принимающей стороны, и только её.

По этой самой причине мир никогда не был и не будет политически един полностью. Когда появляется безусловный гегемон, все прочие наперегонки бегут в объятия его империи. Но гегемон привередлив, он выбирает не только лишь всех. Очень немногие удостаиваются чести вступить с гегемоном в интимные отношения. Остальные держат свечку или грустно вздыхают на улице. Лечь под гегемона или нет, решает гегемон, а не тот, кому ложиться.

Если совсем коротко: сука не захочет — кобель не вскочит. Гегемон подобен течной суке, а все прочие "субъекты политики" — тянущимся к ней кобелям. Но мало кому из них повезёт получить желаемое. Большинство будет отвергнуто с порога. И что дальше? Всего у отвергнутого есть четыре пути. Первый путь — ничего не делать, сидеть на жопе ровно, надеясь, что в будущем ещё повезёт (или уже не надеясь). Это, если угодно, "путь овоща". Второй путь — постараться добиться благосклонности возлюбленной Суки выполнением её малейших капризов. Если хорошо выслужиться — может быть, она пустит во френдзону. А потом и дальше, чем чёрт не шутит. Хотя для выбравших этот путь и френдзона за счастье. Это "путь беты". Третий путь — как-то изловчиться и прийти к ошеломительному личному успеху, чтобы было что предложить тёлкам, и чтобы тёлки — и в том числе Она! — сами вешались на шею. Таков "путь альфача". И последний, четвёртый путь — возненавидеть эту Суку всем сердцем, и дальше под действием ненависти совершать всякие дерзкие поступки. Например, суицид. Или наоборот — попытаться убить эту Суку со всеми её ухажёрами. Или можно её просто игнорировать. Это "путь омежки".

В реальной истории по первому пути идёт большинство стран так называемого Третьего мира (что за ублюдочное название). Их элитам нечего предложить Западу, и они просто тихо живут в безнадёге. Второй путь практиковала столетие назад Российская империя — хоть тушкой, хоть чучелком, но добиться того, чтобы принимали в Хороших Домах. Третий путь — путь Наполеона и Гитлера. Предельно возвысить свою империю ради одной-единственной цели — понравиться Англии. Хорошо известно, что для Наполеона Англия была идеей-фикс: "увидеть Лондон и умереть". Он даже сдался в 1815 году с тем расчётом, чтобы на корабле его отвезли, наконец, в город мечты. Но подлые англичане не доставили ему такого удовольствия. Гитлер — всё то же самое: "сжечь мир, чтобы англичане признали нас за равных". Четвёртый путь — путь Северной Кореи.

Конечно, в реальности "чистых" путей не бывает, бывает какая-то их изменчивая смесь. Советская Россия, к примеру, поначалу сочетала второй и четвёртый путь, метаясь между "бетой" и "омежкой". Потом не зависящие от неё обстоятельства сделали её "альфой поневоле". В этой роли советской элите было неуютно, и после убийства Сталина "альфа" постепенно превратилась в "бету". Безумные экзерсисы Хрущёва — это же не что иное, как бешенство отшитого альфача. Вскоре альфач успокоился, "подобрел", стал "бетой", а потом своими трудами заимел кое-какие ништяки, ценные для возлюбленной Шлюхи, и тем стал ей слегка интересен. В 80-х сыграли алхимическую свадьбу. Правда, выяснилось, что Шлюха практикует полигамию, и таких бет у неё целый гарем, но наш бета и этим счастлив. К двадцать первому веку он добился того, о чём мечтал столетиями — отдал суверенитет прямо в ручки своей безответной любви, и Она на этот раз приняла! Тем самым Россия окончательно перестала быть субъектом.

Подытоживая вышесказанное: сопротивляться гегемону невозможно. Стоит ему только бровью повести, и власти самой отмороженной, самой враждебной державы мгновенно сложат лапки, сдав вообще всё. См. "Ирак, 2003". Сохранять суверенитет страна может только до тех пор, пока этого хочет гегемон, точнее, пока он не хочет видеть её элитариев у себя в гостиной. Единственный призрачный шанс для страны всё-таки остаться свободной — ситуация, когда власть в ней сосредоточена в руках одного человека, и этот человек ненавидит гегемона всей душой. Если в течение своего правления ему удастся каким-то способом уничтожить гегемона и не допустить появления нового (либо самому стать таковым) — свобода его страны будет спасена (возможно). На практике это полный анриал. В современной России, например, таких буйных всего три с половиной человека (включая меня), а шансов прийти к власти нет ни у одного. Но даже если бы тот же я оказался у власти, мне просто не на кого было бы опереться, оставшихся двух с половиной человек на это точно бы не хватило. И меня довольно быстро бы свергли коллаборационисты в правительстве (а их там будет никак не меньше 95%, ввиду — см. выше — блядской человеческой природы), и всё вернулось бы на круги своя.

Ну ладно, это всё касается, так сказать, "кобелей". А вот как стране стать именно что гегемоном — той Сукой, которая хочет или не хочет, а все прочие вынуждены подчиняться её желаниям? И про это я писал неоднократно: миром правит тот, кто правит морем. Поэтому полная формула мировой политики такова: тот, кто завладеет морями, станет гегемоном, а все остальные встанут перед ним в позу, надеясь, что гегемон выберет их; но гегемон выберет немногих, и эти счастливчики лишатся опостылевшего суверенитета, отдавшись гегемону всеми мыслимыми способами, а прочие будут мечтать последовать их примеру и пойдут по одному из вышеописанных путей — "овощному", "бетовому", "альфовому" или "омежному", и будут идти по нему до тех пор, пока не добьются от гегемона благосклонности, либо пока не погибнут, либо пока не погибнет гегемон. Кто имеет ум, да постигнет это — и постигнет Историю.

pf

(no subject)

— Берете красную свечу. Проводите с ней половой акт. Во время действа должна быть полная настройка на объект - голос, запах, глаза и т.д. Визуализируйте то, что вы хотите, чтобы он вам дал - секс, деньги или подарки и т.д. Акт нужно довести до конца. Потом, когда свеча высохнет, можно ее зажечь и дать догореть. Если у вас есть возможность встретиться с объектом, то лучше зажечь при нем. Лярва тогда быстрее и надежней прицепится.

— Вот это да!! Лучший ритуал , который я когда либо встречала!!

Ну ещё бы.