March 10th, 2016

pf

„Августовские пушки“

Автор — г-жа Варвара Такман, вагинальный lib88=023 из американской аристократической семьи, чем и обусловлен успех книжки (впервые издана в 1962 г.).

Книжка крайне русофобская, и это, пожалуй, всё, что нужно о ней знать (может быть, кроме того, что она ещё и очень скучна). Об англичанах авторша отзывается с любовью (особенно неистово шликает на юного Черчилля), о французах — с симпатией, отношение к немцам меняется от благожелательно-сдержанного до неприязни, но о русских либо прёт омерзительная клюква, либо авторша просто упивается их поражениями. Чего стоит, например, такой пассаж:

Николай II слил два своих излюбленных предрассудка в одной фразе: «Англичанин — это жид».

Мне интересно, откуда, из какого источника, из чьего пальца наша Цилечка это высосала? Не то чтобы я был не согласен с сентенцией... Или вот:

Молодая жена с удовольствием заказывала наряды в Париже, обедала в дорогих ресторанах и устраивала большие приемы. Для покрытия ее непомерных расходов Сухомлинов в скором времени успешно наловчился использовать подотчетные ему суммы. Он вписывал в документы командировочные, составленные из расчета поездок со скоростью в 24 лошадиные версты в день, а в действительности совершал инспекционные поездки по железной дороге. За шесть лет, благодаря знанию тайных пружин фондовой биржи, ему удалось положить на свой счет в банке 702 737 рублей.

С точностью до рубля, сука! А вот о пенисе Распутина почему-то ничего нет. Я в недоумении: неужели авторшу совсем не волновала эта тема?

Об австрийском фронте в первый месяц войны не рассказывается ничего. Сама авторша объясняет, что "отсутствие в книге упоминаний о ситуации в Австро-Венгрии и Сербии, а также на русско-австрийском и сербско-австрийском фронтах продиктовано не совсем субъективными соображениями. Балканы — извечная проблема и совершенно отдельная история войны, так что мне показалось, что без них логика изложения не пострадает, а книга не увеличится в объеме до невообразимых размеров." Но мы-то понимаем истинную причину: в начале войны русские сильно вломили австриякам. Если бы вышло наоборот, если бы успех был на стороне австрийцев, то, я уверен, событиям на том фронте обязательно бы нашлось место, как оно нашлось для одиссеи "Гебена". Рассказ о Восточно-Прусской операции заканчивается смакованием русского поражения. О том, что попытка Гинденбурга с Людендорфом развить достигнутый успех привела к их жидкому обсёру и возвращению на первоначальные позиции, не упоминается, для читателя всё заканчивается великой немецкой перемогой под Танненбергом. А вот если бы Самсонову и Ренненкампфу удалось озалупить немчуру, то из книжки наверняка была бы исключена и Восточная Пруссия.

Впрочем, чего ещё ждать от западных варваров.

Каких-то художественных достоинств я за книжкой не заметил. И даже более того. Об "Августовских пушках" часто говорят как о книге, увлекательно рассказывающей о том, как европейских людей, вопреки их стремлениям, всё глубже затягивало в воронку доселе невиданной мировой бойни, и все попытки "предотвратить" и "остановить" были тщетны. Так вот, ничего этого в книге нет. Есть короткая предыстория, в которой, без каких-либо внятных объяснений причин конфликта, рассказывается про то, как стороны целеустремлённо готовились к будущей войнушке. Никакого ощущения близящейся катастрофы ни у кого не наблюдалось, военно-штабной народ был полон энтузиазма, как и политики. Отношение к начавшимся боевым действиям было либо воодушевлённое, либо легкомысленное (у англичан). Как считалось, "война закончится через четыре месяца". И только пара-тройка человек (Мольтке, Жоффр, Китченер) в этом сомневалась, предполагая, что всё может растянуться на годы. Разумеется, в этом не было какого-то глубокого понимания сути вещей, просто работал закон больших чисел: если сто предсказамусов одновременно выдадут сто разных прогнозов, кто-то из них обязательно попадёт почти в яблочко. Словом, те, кто считает, что книжка якобы рассказывает о "всё понимающих", но не способных преодолеть инерцию событий, и о тщете их попыток предотвратить неизбежное, — те, по-видимому, её не читали. Там ничего такого нет, там просто скучное описание событий первого месяца войны в нескольких избранных локациях.

Есть ли у книжки хоть какие-то достоинства? Я нашёл только одно — удачную цитату, которой можно троллить булкохрустов. Как известно, они очень любят дебильное утверждение о Великой Отечественной как о "мясорубке в англоамериканских интересах", и вот почему:

Collapse )

Булкохруст — одновременно ебанашка и моральный урод, своими кумирами он выбрал совершенно одиозных личностей, у которых рыльце настолько в пушку, что единственный способ их защитить — по мнению булкохруста — это обвинить в их грехах кого-нибудь другого. Желательно, тех, кого булкохруст не любит, особенно если им удалось то, что его кумиры и близко не сумели проделать (например, победить Германию). И желательно обвинить их первым, и орать погромче. Примерно отсюда упоительные утиные истории про "Сталина-английского агента" и т. п. Конечно, эта шиза срабатывает только среди единомышленников, таких же булкохрустов, а умственно полноценные люди лишь крутят пальцем у виска. Но так как типичный булкохруст ещё и очень туп, себя со стороны он не видит, и потому продолжает "борьбу" невзирая на.

Но мы отвлеклись. Пора бы уже заканчивать. Итак: обсуждаемая книжка а) типично русофобская, б) скучная, в) совсем не содержит того, за что её якобы ценит общественное мнение. Посему к прочтению не рекомендуется. Хау.

pf

Слойка

Проблема великого государя в том, что ему трудно найти подходящих соратников. Если назначить на высокие посты подобных себе, дело может кончиться переворотом. Если назначить простых исполнителей, лояльных, трусливых и не имеющих особых амбиций, станет сложно осуществлять задуманные начинания — окружение часто просто не будет понимать, что правитель хочет, и поэтому ему "всё придётся делать самому", как бы выразился Жан-Батист Эммануэль Зорг.

Дилемма решается так: на места своих непосредственных подчинённых великий государь сажает ничем не выдающихся исполнителей, а на места их подчинённых — похожих на себя. Получается своеобразная "слойка": наверху великий Император, его министры — посредственности, а заместители министров — очень круты, совсем как Император. Вся власть у Импи, её он делегирует министрам, а те приказывают своим заместителям, которые и выполняют всю реальную работу. Каждый из последних, втайне мечтая сесть на трон, ненавидит начальство, но сделать ничего не может — у него нет достаточных полномочий для организации переворота, армия и спецслужбы подчиняются начальникам-министрам, которые, как уже сказано, трусливые посредственности, абсолютно лояльные Императору. Секрет их лояльности прост: министры знают или догадываются, что их охране, напрямую подчинённой Импи, дана секретная директива: если с правителем что-то случится, следует немедленно убить всех министров вместе с семьями. Поскольку министры по сути обыкновенные обыватели, эта угроза работает эффективно — они остаются всецело верны Императору и тщательно заботятся о его безопасности. У заместителей нет шансов его свергнуть, и им ничего не остаётся, как вымещать накопившийся рессентимент в работе — изощрённо убивать врагов Императора, вести жестокие войны, разрушать чужие государства и покорять их народы.

Когда же Император умирает по естественным причинам, охрана министров исполняет приказ — и министры уничтожаются. Их места занимают следующие в очереди — заместители, которые, как уже сказано, во всём похожи на покойного Импи. Один из них садится на трон. Тем самым взятый Императором курс будет продолжен и после его смерти.