August 14th, 2014

pf

(no subject)

Холмогоров написал рецензию на книжку какого-то очередного масонского дурака и хама.

"Книгу Фергюсона ни в коем случае нельзя рекомендовать тем, кто хочет понять действительные истоки Западной цивилизации. Для этого гораздо больше подойдет знакомство с первоисточниками, откуда он списывал, — работами социологов Макса Вебера, Норберта Элиаса и Карла Поланьи, сторонников мирсистемного подхода Фернана Броделя, Джованни Арриги, Иммануила Валлерстайна, цивилизационистов Арнольда Тойнби, Уильяма Мак Нила, Джареда Даймонда, неомальтузианцев Джека Голдстоуна и Сергея Нефедова."

Раскритиковав "тезисы", Холмогоров принимается за ту же самую хрень, что и препарированный им аффтар: искать "истоки могущества Запада" в его специфической "духовности". Оказывается, в новейшее время западные варвары пришли к успеху потому, что "унаследовали достижения древнегреческой цивилизации": "творческие состязания, театральные конкурсы, торговлю, риторику, политику и искусство красноречия", а также "созданную греками" "теоретическую и экспериментальную науку", попутно прихватив и "идею закона, который выше любого человека, включая царя". Поэтому "успешность Запада была предопределена задолго до открытия Америки, и основами своего успеха Запад обязан просто тем, что был причастен к древнегреческому наследию — его духу инноваций, конкуренции, рационального познания мира и гражданского устроения общества на идеалах свободы".

И это интеллектуалы. Природа дала им моск — используй его. Используй моск, блядь! Не хочу, хочу читать Вебера и размышлять об античных источниках могущества Западной Цивилизации. Тут мне приходит на ум один отрывок:

"— Что представляется тебе наиболее важным фактором современного общества?
Лок, помолчав, неуверенно произнес:
— Отсутствие прочных культурных...
— Забудь Косби. Забудь те вещи, о которых люди бубнят друг другу, когда хотят сказать что-то глубокомысленное. Ты — человек, который однажды сможет управлять одним из крупнейших капиталов Галактики. Если я задаю тебе вопрос, то хочу, чтобы ты, когда отвечаешь мне, помнил, кто ты есть. Это общество, в котором при получении какого-либо продукта половина его производится в одном мире, а другая половина — в тысяче световых лет от него. На Земле всего семнадцать элементов из сотен существующих вообще составляют девяносто процентов планеты. Возьми другой мир, и ты найдешь дюжину других элементов, составляющих от девяноста до девяноста девяти процентов всей массы. Двести шестьдесят пять обитаемых планет и спутников, входящих в сто семнадцать звездных систем, образуют созвездие Дракона. Здесь, в Федерации, мы имеем три четверти всего населения созвездия Дракона, заселяющего триста двенадцать миров. Сорок два заселенных мира Окраинных Колоний...
— Транспорт, — перебил Лок. — Перевозки людей между мирами. Ты это имел в виду?
Его отец перегнулся через каменный стол.
— Стоимость перевозки — вот что я имел в виду.
"

За то книжицу и ценю. Прямым текстом выдаётся часть Королевской Науки — знания о том, что даёт власть. Знание, между прочим, элементарное. Сложность его в другом: его исключительно трудно усвоить, поскольку оно идёт вразрез с тем, что человек твёрдо, как ему кажется, знает, и во что он твёрдо верит. Или, более откровенно: у обычного человека, а особенно интеллектуала, в голове сильно насрано (Люди поработали), поэтому он никак не может усвоить простые жизненные истины из разряда "если выпить из баночки с надписью "Яд", рано или поздно обязательно почувствуешь недомогание". Если сказать Холмогорову, что всё намного проще, что миром правит тот, кто правит морями, а всё остальное полная ерунда, и так в истории было всегда, а веберов можно выкинуть на помойку — как он к этому отнесётся? Вот именно.

pf

Философическое письмо 5

"Do you know what the realm is?"

Представьте пробирку с водой. В ней живёт несколько примитивных кишечнополостных, находящихся друг с другом в непростых симбиотическо-паразитических отношениях. Вокруг болтаются пучки водорослей, шарики вольвокса. Плавают амёбы и инфузории. Иногда мелькают коловратки. Если осветить пробирку и с помощью линзы спроецировать изображение на экран, мы увидим сложного вида тень. Постороннему наблюдателю, который видит только экран, показалось бы, что тень отбрасывает какое-то цельное живое существо.

Эта тень, а точнее, то подразумеваемое целое, что её отбрасывает, и принято называть "страной". А её писаная история — видеозапись движений тени.