June 10th, 2014

pf

(no subject)

Почему-то в последнее время в читательских кругах воцарился настоящий культ Джорджа Мартина, которого фанаты считают прямо-таки Шекспиром и Толкиеном в одном флаконе. Дескать, настолько он великий сочинитель. Мне же мнится, что слава его этим не исчерпывается, и Мартина с равным основанием можно считать обыкновенным мудаком.

Нет, я не про его пофигистское отношение к главному труду всей своей жизни (из-за чего сериал неминуемо обгонит книжную серию — к 2017 году, когда выходит последний сезон, закончить "Мечту о весне" он не успеет), хотя и это тоже в копилку. Я об очевидных проявлениях авторского мудачества в самом сюжете. Тут, чтобы не растекаться по древу, можно ограничиться одним первым томом. Самое вопиющее в нём — это, конечно же, коронация Визериса. Ёбаный стыд! Автор даже не шмог нагуглить температуру плавления золота? Не менее вопиюща, на мой взгляд, и идиотская гибель Сирио Фореля, не догадавшегося почему-то подобрать меч. И это только то, что приходит на ум сразу. А если покопаться?

Я это к чему. Если по-чапаевски абстрагироваться, то ведь Дж. Мартин представляет собой замечательную модель гностического демиурга Иалдабаофа. Гностики ведь чем уникальны? Они ввели в дискурс не какого-то там всеблагого Единого Бога (эка невидаль), и не столь же банального злого Бога, а Бога-мудака! И объявили его создателем всего материального мира. Потому-то, дескать, у нас в Сраной Вселешке всё так — потому что её создатель не злонамерен даже, а тупо мудила. У гностического Демиурга множество эпитетов — "дурак", "безумец", "бездарность", "дебил", "гопота", "отморозь" и т. д., — подчёркивающих, в конечном итоге, его врождённое мудачество. И наш товарищ Мартин в литературной своей ипостаси удивительно на него похож! Как и Демиург, он самодовольно творит всякую хуйню, не понимая, что у него получилась хуйня. Как и Демиург, он вверг сотворённый им мир в пучину зла — и не потому вовсе, что по жизни злобен, склонен к садизму или ненавидит персонажей, а — ага, правильно, потому что мудак: ему кажется, что так будет типа "достовернее". Наконец, как Демиург ошибочно полагает, что он такой единственный и неповторимый, что он высшее божество, над которым никого больше нет — так и Мартин надут пейсательской гордынькой. Он уже начал сравнивать себя с Шекспиром на полном серьёзе. В общем, сходство огромное.

А ведь для его несчастных персонажей он самый натуральный Демиург. Кто им объяснит, что на самом деле нету ни богов Первых Людей, ни Семерых, ни Утонувшего Бога, ни Рглора, ни Многоликого, а есть толстый бородатый мудель, который ничем не лучше своих смертных творений? Он создал их по своему образу и подобию (особенно Тириона) и обрёк на страдания из одного лишь авторского интереса, а теперь вот и меркантильной выгоды.