March 25th, 2014

pf

Good night, sweet prince

"В Ровно в ночь на вторник был убит координатор "Правого сектора" на территории Западной Украины Александр Музычко, сообщил на своей странице Facebook народный депутат Александр Доний.

"Два автомобиля подрезали его машину, вытащили, пересадили к себе. Затем выбросили на землю - руки за спиной в наручниках, два выстрела в сердце", - написал он на своей страничке в соцсети в ночь на вторник.

(...)

По данным СКР, в 1994 - 1995 годах Музычко и другие члены УНА-УНСО принимали участие в боевых столкновениях с военнослужащими федеральных сил во время штурма города Грозного.

"В январе 1995 года допрашиваемый неоднократно был свидетелем того, как Музычко зверски пытал пленных военнослужащих российских федеральных сил, после чего убивал. Всего за указанный период Музычко лично пытал, а затем совершил убийство не менее 20 пленных военнослужащих федеральных сил, требуя нужную для него информацию", - сообщил Маркин.

"Во время пыток он ломал пальцы рук офицерам, выкалывал им глаза различными предметами, плоскогубцами вырывал им ногти и зубы, некоторым перерезал ножом горло, некоторых расстреливал. Тем самым своими действиями он показывал и другим свою ненависть к российским военнослужащим", - отметил представитель СКР."


Отсюда можно сделать вывод, что быть бандитом очень выгодно. Ты можешь десятилетиями грабить, истязать и убивать десятки и сотни людей, а в конце тебе почти гарантирована очень лёгкая смерть. Две пули в сердце — это ведь мгновенно и практически безболезненно, если сравнить с так называемой естественной смертью обычных людей. А вот, например, Дудаева в своё время вообще выпилили самонаводящейся ракетой — он вряд ли успел хоть что-то понять. Гитлер принял йад, и его смерть также была безболезненной. Ещё раз убеждаемся, что смерть любит своих поставщиков. Судя по всему, дело здесь в том, что выдающийся бандит представляет собой ходячую проблему, из-за чего у него складывается соответствующая репутация. И эта репутация распространяется не только на обывателей, которым бандит непосредственно угрожает, но и на власть имущих. Что Сашко Билый садомазохист и отморозок, в России и на Украине знают все, хотя лично с ним не встречались. И как только бандит переходит дорогу кому-либо из значительных лиц, накопленная репутация срабатывает: его предпочитают немедленно ликвидировать. Пока он не успел навредить по-настоящему. При этом надёжность кары представляется важнее её справедливости, к тому же у членов элитки обычно нет желания ему за что-то отомстить, ведь от его прошлых действий страдали главным образом простые люди.

pf

(no subject)

"Это только внешне кажется, будто в условной области условные прокуроры и условные чиновники вместе с условными предпринимателями делают бабло с помощью полиции и дурку валяют именно в рамках закона. Нет, власть держится на эскадронах смерти, на бандитах, на спецслужбистах со своими киллерами и так далее...

Власть держится на элементарном понятии — если за тебя некому мстить, все твои претензии на власть условны, всё равно надо подчиняться. На этом завязано всё от идеи ядерного сдерживания до крупной собственности и политической карьеры.
"

(отсюда)

pf

(no subject)

Для сочинения литературного произведения нужен сюжет. Для приличного произведения — хороший сюжет. Но все сюжеты — они о людях, они описывают какие-то коммунальные ситуации. То есть для того, чтобы получить хороший сюжет, автор должен представить себе какую-то коммунальную ситуацию, которая показалась бы ему настолько интересной, что из неё можно было бы без особого напряжения вывести хороший сюжет. А чтобы, хоть изредка, представлять себе интересные коммунальные ситуации, автор должен постоянно думать о них. А чтобы о чём-то думать постоянно, эти размышления должны приносить определённое удовольствие. То есть писатель должен получать наслаждение от постоянных размышлений о людях и их отношениях.

И поэтому писателю не рекомендуется слишком хорошо знать людей. Иначе он всегда будет осознавать, что окружающие его ощипанные петухи с плоскими ногтями в основе своей чудовища, проявляющие свою звериную натуру сразу, как только представится удобный случай. А потом столь же легко переобувающиеся назад и как будто забывающие о только что учинённом ими ужас-ужасе1. А постоянно думать о чудовищах и их отношениях друг с другом — неинтересно. Это не приносит удовольствия. Это вообще неприятно. И поэтому писатель больше не будет воображать себе различные коммунальные ситуации. И у него не станет больше сюжетов. И не станет больше писателя.

Так что писателю не надо слишком хорошо знать людей. Этот вывод рифмуется с давним утверждением, что писателю не следует быть и шибко умным. Между прочим, многие мыслители прошлого относили искусство куда-то к сфере Игры, ну то есть к тому, что сейчас называется "детство в жопе". Теперь мы начинаем их понимать, не так ли? Способность всерьёз заниматься искусством явно свидетельствует об определённой интеллектуальной отсталости. Ну хорошо, пусть будет не отсталость, а неотения.


1 Это свойство человеческой натуры условно изображено в многих фильмах о зомбоапокалипсисе, где ходячие мертвецы большую часть времени какие-то вялые, но, учуяв свежее мясо, вдруг возбуждаются и начинают двигаться неожиданно быстро, а нередко даже проявляют чудеса изобретательности.