June 9th, 2012

pf

"Конец Вечности"

Как известно, я не жалую фантастику. Грубые ошибки и противоречия сразу, с порога бросаются в глаза, и их, в отличие от "реализма", в фантастике не скрыть. Как в "Аватаре", где в самом начале показывают растопырившийся во все стороны космический корабль с центрифугами и раскалёнными докрасна радиаторами атомных реакторов - и уверяют меня, что он якобы межзвёздный. Дальше смотреть кино хоть сколько-нибудь всерьёз просто невозможно.

Но из остатков пиетета к классике я заставил-таки себя осилить "Конец Вечности", лучшую книгу одного из лучших писателей-фантастов, которую все кроме меня читали. И надо сказать, прочитанное полностью подтвердило мою правоту по поводу жанра.

О психологической недостоверности образов, неестественности диалогов и неумении автора работать с деталью говорить не будем. Азимов был плохим писателем (в отличие от покойного Брэдбери), так что простим ему это. Но вот несостоятельность главной идеи всей книги не может быть прощена.

Начнём с того, что Вечность - очень крупная организация, существующая очень долго, а следовательно, в ней должны царить лютый бардак, повальная коррупция и всеобщая некомпетентность. Удачные Изменения Реальности (в смысле, увеличивающие "сумму человеческого счастья") должны быть редчайшим исключением из правил. Обычно же деятельность Вечности должна быть настоящим стихийным бедствием. Примерно как у Лема в "20-м путешествии". Ну и где это всё?

Мотивы руководителей Вечности не прописаны вообще никак (потому что "борьба за всеобщее счастье" - это не мотив). Спрашивается, что же заставляет их трудиться? А ведь ответ лежит на поверхности: Вечность, в отличие от иерархических организаций "времян", не подвержена Изменениям Реальности, а это означает богоподобную (или полу-богоподобную, что, в сущности, одно и то же) власть "вечных" (вернее, их начальства) над простыми смертными. Вот вокруг этой власти всё и должно крутиться. В тексте Вечность сравнивается с монастырём, хотя правильнее было бы сравнивать её с католической церковью времён её наибольшего расцвета, ну а начальники Вечности должны изображаться примерно как кардиналы в сериале "Борджиа".

И где это всё? Где самодурство членов Совета Времён, где интриги, убийства и дворцовые перевороты? Где распилы бюджетов? Где взятки правителей-времян начальникам секторов, дабы те защищали их от Изменений и помогали сохранить власть в новой Реальности? Где тайные аукционы, на которых правители-времяне проплачивают выгодные им Изменения? Где всеобщие подсиживания и стукачество, где кумовство и незаконно устроенные в Вечность родственники, друзья и любовницы начальства? Где подпольные притоны с блэкджеком и шлюхами, где махровым цветом цветущие среди рядовых сотрудников алкоголизм, наркомания и половые извращения? Где зловещие гении-Вычислители с чудовищными планами переустройства Времени, где Техники-контрабандисты и Наблюдатели-фарцовщики, где тупые и вороватые снабженцы, где ебанутые на всю голову особисты, где дезертиры, в конце концов? Где "конкурирующие фирмы", где регулярные восстания времян, тысячелетние хроновойны и Реформации, выводящие из-под контроля Вечности десятки столетий? Где вообще "бурление жизни"?

Ничего подобного в книге нет, и это очень плохо. Это писательский провал. А ведь речь-то идёт, напомним, об одном из лучших поизведений жанра!

По-хорошему, "Конец Вечности" должны были бы написать в соавторстве Пелевин и Харитонов. От Харитонова мы получили бы замысловатый сюжет и похабщину, а от Пелевина - "духовку" и зубоскальство на злобу дня. Книга вышла бы годной, в отличие от.

pf

(no subject)

Кстати, о временных парадоксах. Писатель Николай Носов в своё время предвосхитил не только лихие 90-е, но и торжество кавая:

"В эти дни один только Тюбик сидел дома и писал портреты. Каждой малышке хотелось иметь портрет, и они совершенно замучили его своими требованиями. Всем обязательно хотелось быть самыми красивыми. И напрасно Тюбик доказывал, что каждый красив по-своему и что даже маленькие глаза могут быть тоже красивыми. Нет! Все малышки требовали, чтобы глаза обязательно были большие, ресницы длинные, брови дугой, рот маленький. В конце концов Тюбик перестал спорить и рисовал так, как от него требовали..."


pf

(no subject)

(навеяно камментами у Корнева)

Популярное в определённых кругах словосочетание "Гора Белой Плоти" почему-то вызывает у меня ассоциации, далёкие от националистической брутальности и вархаммеровского пафоса. Как-то так:

Повара медленно поклонились изваянию, подошли к блюду, встали вкруг него, опустились на колени и осторожно поставили свои произведения на блюдо. Помолчав, они встали с колен.
— Карпаччо из загривка Просвирнина, — произнёс Ваня.
— Суп панадель из половых органов Морозова, — произнёс Сеня.
— Окорок Рынской под грибным соусом, — произнёс Толя.
— Мороженое из спермы Шендеровича, — произнёс Юра.
Постояв немного, они наклонились, ловко вывалили еду на бронзовое блюдо и с пустой посудой в руках вышли из зала.
Двери за ними бесшумно затворились.
Зазвучала органная музыка.


И т. д.

pf

88

К слову о русском пацане, выпилившем чурочью погранзаставу. Брейвик-то, конечно, выпилил больше. Но и играл он на своём поле. А русский действовал на территории противника. Так что...

pf

(no subject)

"Если достаточно долго сидеть на берегу реки, то увидишь проплывающий по ней труп врага", - говорили китайцы древности. Обычно это высказывание считают похвалой безмятежности и призывом к "недеянию", то есть к бездействию. "Не суетись, и всё само собою произойдёт как надо". Но мнится мне, что узкоплёночные мудрецы имели в виду нечто совершенно противоположное. "Спешите мстить, - как бы говорит нам древний философ, - иначе ваши враги ускользнут от вас!"