April 24th, 2012

pf

(no subject)

Только что дошло, чем на самом деле вдохновлялся Галковский в своих историко-политических умствованиях.

И в этом - весь дискурс ДЕГа. Абсолютно тот же стиль, абсолютно та же убийственно серьёзная интонация, с которой закадровый голос читает невообразимую херь, крепчающую с каждой минутой и в какой-то момент взрывающую неискушённый моск.

Уверен, если бы Мэтр снял кино по мотивам своих постов, получилось бы что-то похожее.

pf

О зависти к белым

Иные видят в западной политике "мультикультурализма" Хитрый План, зачем-то претворяемый либо Жыдами, либо классическими европейскими элитами. Я нахожу это маловероятным. Всё-таки политика "мультикультурности" проводится уже очень давно, многие десятилетия. Ни один план, даже Хитрый, не может быть рассчитан на подобный срок - от него просто не останется камня на камне, Время всё разъест. Кроме того, авторы всех Хитрых Планов хорошо понимают, что они смертны, и потому стараются проделывать дела как можно быстрее: им чисто по-человечески хочется увидеть плоды своих трудов.

Нет, здесь речь скорее не о Плане, а о неосознанном массовом стремлении. Очень устойчивом стремлении. А значит, имеющем какую-то глубокую, скорее всего, биологическую причину.

В качестве такой причины я могу предположить комплекс неполноценности, свойственный еврейской части западных элит. Её представителям просто-напросто неприятно находиться среди белых европейцев, они чувствуют себя в их обществе ущербными и оттого глубоко несчастными. А особенно обидно, что даже самые бедные европейцы из низших классов - тоже белые. В отличие от. "Это за деньги не купишь".

Так и представляю себе: 60-е годы, два околовластных французских интеллектуала (с еврейскими корнями) беседуют на отвлечённые темы, и один как-то вскользь упоминает, что неплохо-де было бы построить поликультурное и многоэтничное общество ("потому что оно позволит xxx, yyy и zzz" - нужное вписать). И второй тотчас живо с ним соглашается. Они начинают обсуждать эту идею и находят в ней новые и новые плюсы. Рассуждения кажутся им тонкими и логически безупречными; но мы-то понимаем, что здесь имеет место банальная рационализация. Идея просто нравится им, потому что им нравится связанный с ней образ будущего, когда все вокруг будут "приятно смуглявыми".

Со временем идея широко распространяется по умам элиты и всюду встречает горячее одобрение. Хотя её сторонники в большинстве своём даже не осознают, чем она так им приглянулась. А когда идея овладевает массами, да ещё и такими влиятельными, осуществление её становится неизбежным. См. "Воронья слободка".