April 13th, 2012

pf

(no subject)

А Ужасное Дитя русского национализма тем временем разразилось очередной простынёй, ко Дню Космонавтики.

А ведь и правда, господа хорошие, у американцев по поводу Гагарина действительно неизбывный баттхёрт. Но не потому, конечно, что он-де "подорвал их веру в себя" или ещё как-нибудь в душонку плюнул, вовсе нет. А потому, что факт его полёта тупо неотменяем. У народа можно отнять практически всё: жизнь, власть, собственность, землю, язык, даже имя. Но нельзя отнять уникальные достижения. Нельзя вернуться в прошлое и изменить тот факт, что русские были в космосе первыми. Теперь это останется в истории навсегда. И это неисправимо.

Американская пичалька.

pf

Наш Европейский Выбор

Набоков в "Других берегах" вспоминает о мироощущении русской эмиграции:

"У меня не было ни малейшего интереса к истории Кембриджа или Англии, и я был уверен, что Кембридж никак не действует на мою душу..."

"...Оглядываясь на эти годы вольного зарубежья, я вижу себя и тысячи других русских людей ведущими несколько странную, но не лишенную приятности жизнь в вещественной нищете и духовной неге, среди не играющих ровно никакой роли призрачных иностранцев, в чьих городах нам, изгнанникам, доводилось физически существовать. Туземцы эти были как прозрачные, плоские фигуры из целлофана, и хотя мы пользовались их постройками, изобретениями, огородами, виноградниками, местами увеселения и т. д., между ними и нами не было и подобия тех человеческих отношений, которые у большинства эмигрантов были между собой. Но увы, призрачные нации, сквозь которые мы и русские музы беспечно скользили, вдруг отвратительно содрогались и отвердевали; студень превращался в бетон и ясно показывал нам, кто собственно бесплотный пленник и кто жирный хан... Некоторым из нас сладко вспоминать, как мы осаживали или обманывали всяких высших чиновников, гнусных крыс, в разных министерствах, префектурах и полицейпрезидиумах."

"Американские мои друзья явно не верят мне, когда я рассказываю, что за пятнадцать лет жизни в Германии я не познакомился близко ни с одним немцем, не прочел ни одной немецкой газеты или книги и никогда не чувствовал ни малейшего неудобства от незнания немецкого языка..."

Умели же русские когда-то. Ну, некоторые из них.

pf

(no subject)

"Лауреат Нобелевской премии по экономике 1993 г. американец Роберт Уильям Фогель в 1974 г. написал книгу «Время на кресте». В одной из её глав Фогель доказал, что с экономической точки зрения рабовладельческий труд в США в первой половине XIX века был эффективнее свободного труда:

«В 1860 г. рабовладельческое сельское хозяйство Юга в целом было на 35% эффективнее (если рассматривать выпуск продукции при одинаковом количестве ресурсов), чем основанное на свободном труде сельское хозяйство Севера, при этом сельское хозяйство с использованием рабов на Старом Юге было на 19% более производительно, чем свободно-трудовые фермы Севера, а сельское хозяйство с использованием рабов на Новом Юге – даже на 53%»."


Ну, ещё бы. Раб всегда будет при прочих равных эффективнее наёмного работника "с неотъемлемыми правами" - у рабовладения ниже издержки. Но ситуация меняется, когда труд становится высококвалифицированным. Раба, занимающегося таким трудом, просто так бить и ругать нельзя. Напротив, его нужно вкусно кормить, давать время на отдых, заниматься его образованием (для повышения квалификации), развлекать, снабжать женщинами... И многое-многое другое. Иначе у раба не будет подходящего для его работы расположения духа. А это обернётся для хозяина сплошными убытками. И тут рабовладельцу приходит в голову гениальная мысль: вместо того, чтобы мучиться геморроем с созданием рабу хороших условий, выгоднее отдать это ему на "аутсорсинг". То есть освободить раба, а за труд его платить деньги - и всё. Пусть он сам занимается обустройством своей жизни, как умеет и хочет.

Очевидно, в этом и состоит причина смены так называемых "формаций". Когда экономика государства почти целиком основана на неквалифицированном труде - рабство процветает. Но когда в результате технического прогресса основную долю ВВП даёт сложный труд, требующий высокой квалификации, рабство и ему подобные отношения уступают место работе по найму. В Древнем Риме для выкапывания котлована требовалась тысяча землекопов - и Рим был рабовладельческим государством. Сегодня для той же работы достаточно одного экскаватора - и экскаваторщик уже не раб, а наёмный работник. Но там, где по-прежнему нужен тупой и неквалифицированный труд (сельское хозяйство, массовое строительство), рабство цвётет и пахнет, совсем как в древности.

pf

(no subject)

К этому.

Миром правит Хаос. Но только не говорите об этом членам Мирового Правительства: они думают, что миром правят они.