foxhound_lj (foxhound_lj) wrote,
foxhound_lj
foxhound_lj

Categories:

Здесь зашла речь об аналоге критерия Поппера для искусства, и я задумался. Как бы он мог выглядеть?

Итак, в каноничной своей форме критерий Поппера утверждает, что теория, для признания её научной, должна быть фальсифицируемой - то есть она должна в принципе допускать такой эксперимент, который способен её опровергнуть. Но стоп, что значит "опровергнуть"? Показать, что, дескать, на самом-то деле она не верна? Однако в науке есть куча неверных теорий, которые, между тем, замечательно применяются. Например, ньютонова механика отлично работает в самых разных областях, где не требуется особенная точность релятивистских поправок, а проектировщики радиолокационных систем для конкретных инженерных расчётов используют аппарат самой что ни на есть классической максвелловской электродинамики, хотя, казалось бы, зачем она, когда есть КЭД? С этой точки зрения, верных теорий вообще не бывает - бывают уточнённые. И что же, в таком случае, считать "опровержением" теории?

Очевидно, "опровергнута" теория именно тогда, когда эксперимент показывает, что данную теорию можно (нужно) уточнить. То есть в более строгой формулировке критерий Поппера выглядит так: любая теория, претендующая на звание научной, должна в принципе допускать эксперимент, который покажет, что данную теорию можно заменить другой, уточнённой.

Теперь перейдём, собственно, к искусству. Если основной задачей науки является предсказание будущего результата из известных начальных условий, то основная задача искусства - воздействовать на чувства зрителя (слушателя, читателя). Проведём аналогию: теория является научной тогда, когда она допускает эксперимент, способный показать, что данную теорию можно заменить уточнённой; соответственно, произведение искусства действительно принадлежит искусству тогда, когда оно допускает такое своё прочтение, которое покажет зрителю-читателю-слушателю, что это произведение можно было бы улучшить, сделав его игру на чувствах более утончённой. Другими словами, если некое произведение претендует на причастность настоящему искусству, то оно должно в принципе позволять своим потребителям прийти к мысли, как можно было бы всё то же самое сделать ещё лучше - изменив кое-что в произведении или создав другое, более шедевральное. Как наука не допускает "окончательной теории всего" (которая по определению не может быть фальсифицирована), так и искусство не должно допускать "окончательных шедевров". Главный принцип: всегда можно превзойти.

Разумеется, это не единственный критерий настоящего искусства, а, как и критерий Поппера, только необходимое условие; для вынесения окончательного вердикта произведение должно удовлетворять и многим другим требованиям. Но предложенный критерий позволяет легко отсеять настоящее искусство от, скажем так, искусства современного, и в этом его польза.

Tags: искусство, софистика, теория
Subscribe

  • Про Желязны

    Не буду Нет, всё-таки буду оригинален: я считаю, что Желязны плохой писатель. Может быть, он и правда тонкий стилист (я не могу это…

  • (no subject)

    Есть такой специфический вид спорта "найди смысл в „Евангелионе“". Решил маленько поучаствовать. Дело вот в чём: я всегда представлял себе…

  • (no subject)

    Так, просто в копилку мандоэффектов. Два примера с изменением текстов. Первый — Пол Андерсон, "Государственная измена". "Офицеры-артиллеристы,…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments